17-й год выпуска № 10 / 30. Oktober 2017 | 10. Heshvan 5778

Холодный расчёт

В своей политике в отношении евреев советские власти всегда руководствовались собственными интересами

Как известно, советская политика в отношении евреев не отличалась доброжелательностью. Впрочем, на раннем этапе власти демонстрировали благосклонное отношение к еврейскому населению. Однако даже тогда речь не шла о благополучии советских евреев. Об отношениях между советскими властями и еврейским меньшинством в сталинскую эпоху газета «Zukunft» побеседовала с экспертом по истории восточноевропейского еврейства д-ром Самюэлем Барнаем из Еврейского университета в Иерусалиме.

«Zukunft»: Господин Барнай, в Советском Союзе евреи были меньшинством, которое часто подвергалось дискриминации. Однако в первые годы советской власти всё выглядело не так уж плохо. В то время существовали государственные еврейские школы, газеты, поселения. Почему в те годы власти демонстрировали благосклонное отношение к евреям?
Д-р Самюэль Барнай: Действительно, после окончания Гражданской войны евреи оказались в относительно благоприятной ситуации. Однако властями двигала не забота о благе евреев. Речь шла об интересах молодой советской власти. Евреи считались надёжной группой населения, которая поддерживала «красных» в годы Гражданской войны. Это действительно было так, хотя бы уже потому, что разные антибольшевистские силы проявляли оголтелый антисемитизм, подчас граничивший с геноцидом. Кроме того, евреи, которые в царской России были одной из наиболее гонимых групп населения, возлагали большие надежды на политические преобразования и поэтому в большинстве своём были готовы поддерживать новую власть. К тому же не следует забывать, что советская власть нуждалась в кадрах для своего управленческого аппарата, а евреи были одним из наиболее образованных меньшинств и поэтому играли в этом аппарате важную роль.

Евреи были признаны отдельным народом. Они этого хотели? Ведь в более поздние годы было не очень выгодно, когда в документах в графе «национальность» стояло «еврей».
Значительная часть евреев наверняка хотела признания в качестве отдельного народа. Однако это было важно и для многих еврейских коммунистов на Западе, которые поддерживали Советский Союз и с которыми советская власть не хотела портить отношения. Поэтому она заявила, что евреи выполняют все три действующие в СССР критерия для признания их народом: наличие общего языка, территории и исторической судьбы. В конце концов, большинство евреев в СССР говорило тогда на идише и компактно проживало на территории бывшей черты оседлости. Что касается еврейской истории, то она была объявлена историей борьбы эксплуатируемых народных масс с капиталистами и раввинами, причём последние в соответствии с советской идеологией считались реакционерами и врагами. В целом тогдашняя советская национальная политика подчёркивала культурную и языковую самостоятельность народов СССР при условии, что их культура будет социалистической по содержанию. Эта политика распространялась в том числе и на евреев.

И как они реагировали на социалистическое содержание?
Не всем это нравилось. Например, многие, прежде всего пожилые, евреи были недовольны тем, что в еврейских школах еврейские дети подвергались антирелигиозной агитации со стороны еврейских учителей, причём на идише. Кстати, школы, в которых преподавание велось на этом языке, имелись не только в пределах бывшей черты оседлости, то есть прежде всего в Белоруссии и на Украине, но и в РСФСР, например, в Ленинграде.
Однако что-либо предпринять против этой агитации было невозможно. Независимо от языка, идеология была одна – социалистическая. Например, на государственном гербе Белоруссии лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» был написан не только на русском, белорусском и польском языках, но и на идише. Кроме того, специально создавались новые административные районы, в которых евреи без необходимости переселения составляли большинство, иногда даже две трети населения. В этих райо­нах можно было общаться и переписываться с местными ведомствами на идише. На этом языке проводились даже судебные заседания.

И всё это по указанию партии?
И с помощью еврейских функционеров, которые во многом руководствовались идеологическими соображениями. Например, учёные-идишисты стремились уменьшить влияние древнееврейского языка. Была проведена реформа идишского правописания, в результате которой слова древнееврейского происхождения стали писаться чисто фонетически, а не так, как они пишутся на древнееврейском. Одновременно была сделана попытка по возможности ограничить употребление древнееврейских слов. Например, вместо заимствованного из древнееврейского языка слова «мильхоме», означающего «война», рекомендовалось использовать слово «криг», взятое из немецкого языка.

Однако, несмотря на это, ставка на идиш себя не оправдала.
Это не в последнюю очередь было связано с языковой ассимиляцией и постепенной миграцией из бывшей черты оседлости в другие части страны. Уже в «золотые» двадцатые годы многие еврейские родители старались посылать своих детей не в идишские, а русские школы, причём именно в школы с преподаванием на русском, а не на украинском и белорусском языках, потому что русский язык открывал перед детьми гораздо более широкие профессиональные перспективы. Кстати, языковая ассимиляция советских евреев, то есть их переход на русский язык, мало отличалась от аналогичных процессов в других странах. К тому же никто не заставлял родителей посылать детей в идишские школы, потому что власти не считали аккультурацию вредным явлением. Более того, начиная с 30-х годов по всему Советскому Союзу проходил процесс русификации, причём не только в отношении евреев, но и других этнических групп.

С какой целью в 20-е и 30-е годы предпринимались попытки создания еврейских поселений в Крыму?
Речь шла в первую очередь о решении демографических задач и укреплении государственных структур. Это должно было облегчить демографическую ситуацию в густонаселённых районах бывшей черты оседлости. Еврейские национальные районы создавались не на плодородном юге Крыма, а в его малонаселённых, засушливых северных районах. Один из этих районов в период между 1930 и 1937 годами назывался Фрайдорф. Ещё один район с 1935 по 1937 год носил название Лариндорф в честь старого революционера еврейского происхождения Юрия Ларина (Лурье). В 1923 году Ларин выступил одним из инициаторов проекта по созданию еврейских поселений и был председателем «Общества землеустройства еврейских трудящихся» (ОЗЕТ), созданного два года спустя с целью строительства поселений. Несмотря на тяжёлые условия, поселенческая деятельность была достаточно успешной, в том числе и потому, что проект получал финансовую помощь от американских евреев и прежде всего от еврейской американской благотворительной организации «Джойнт». Однако в конечном итоге роль этих районов (как и трёх еврейских районов, существовавших в Запорожской, Днепропетровской и Херсонской областях Украины) была весьма незначительной.

Самый большой еврейский поселенческий проект осуществлялся в другом месте.
Совсем в другом месте, однако со схожей целью. В 1928 году Центральный Исполнительный Комитет СССР, который формально являлся высшим органом власти, принял решение о выделении территорий для поселения евреев на Дальнем Востоке на границе с Китаем и передал их в распоряжение КомЗЕТа (Комитет по земельному устройству еврейских трудящихся). Этот шаг был частью советской политики по заселению практически безлюдного Дальнего Востока.
Сначала переселение евреев в Еврейскую автономную область Биробиджан протекало достаточно вяло, однако в 30-е годы, не в последнюю очередь благодаря мощной пропагандистской кампании и с помощью целенаправленных партийных назначений, этот процесс пошёл более активно. Впрочем, массовым переселение так и не стало. В 1939 году, согласно переписи населения, в Биробиджане проживало 17695 евреев, что составляло всего 16 процентов от общей численности населения «еврейской» области.
Тем не менее в то время Биробиджан был единственной официальной еврейской территорией в мире, поскольку Государства Израиль тогда ещё не существовало. Поэтому, несмотря на трудные условия, туда приезжали в том числе и еврейские идеалисты из западных стран, стремившиеся осуществить мечту о свободной, социалистической еврейской жизни. После Второй мировой войны еврейское население области начало постепенно сокращаться. По данным последней советской переписи населения 1989 года в Еврейской автономной области проживало всего 8887 евреев, что соответствовало всего четырём процентам от общей численности населения.

В 30-е годы с относительно доброжелательной политикой Сталина по отношению к евреям было покончено, не так ли?
Как минимум появились первые признаки того, что антисемитизм, распространённый в том числе и в партии, снова стал поднимать голову. Во время Второй мировой войны партийное руководство старалось учитывать антиеврейские настроения среди населения, поскольку не хотело прослыть проеврейски настроенным.

С другой стороны, после начала вой­ны был создан Еврейский антифашистский комитет, в который вошли известные евреи и который пользовался поддержкой властей.
Разумеется, ведь этот комитет был полезным инструментом. Его задачей было ведение агитации на Западе с целью получения помощи для военных действий Советского Союза. С этой задачей комитет справлялся весьма успешно. Ему удавалось получать денежные и вещевые пожертвования и налаживать политические контакты, прежде всего в США. После окончания войны необходимость в комитете отпала, однако Сталин ещё не хотел портить отношения с еврейским миром, вероятно, в том числе и из-за нерешённого палестинского вопроса, в отношении которого у СССР были свои политические интересы.

Тогда почему ещё до создания Государства Израиль Сталин начал проводить антиеврейскую политику?
Это было связано не только с событиями в Палестине. С точки зрения властей, члены Еврейского антифашистского комитета совершили непростительный грех, «возомнив» себя после окончания войны представителями и заступниками советских евреев. Они составили знаменитую «Черную книгу», которая содержала свидетельства очевидцев Холокоста на советской территории и тем самым шла вразрез с официальной политикой властей как можно меньше освещать тему еврейских страданий. Эта книга вышла в 1946 году в США, однако в СССР её публикация была запрещена. Кроме того, члены комитета пытались в отдельных случаях заступаться за евреев, например, когда они, вернувшись из эвакуации или армии, сталкивались с тем, что их дома заняли нееврейские соседи или совсем незнакомые люди. Поскольку власти считали недопустимым наличие организации, которая представляла бы чисто еврейские интересы, они не намерены были мириться с деятельностью комитета. Первым шагом к его роспуску стало выданное за дорожное происшествие убийство театрального режиссёра и актёра Соломона Михоэлса в январе 1948 года.
Во второй половине 1948 года в Москве осознали, что недавно созданное Государство Израиль не собирается присоединяться к советскому блоку и что его основание было с энтузиазмом воспринято широкими массами евреев СССР. Это было последней каплей и послужило сигналом для начала антиеврейской пропагандистской кампании против «безродных космополитов». В 1952 году были уничтожены многие ведущие представители еврейской интеллигенции и деятели культуры.
В 1953 году, незадолго до смерти Сталина, была организована кампания против еврейских врачей. Это было признаком того, что угроза нависла над всеми советскими евреями, ведь в данном случае арестованные не были еврейскими активистами. Их единственным «преступлением» было их еврейское происхождение. Хотя смерть Сталина, возможно, предотвратила самое худшее, однако в последующие десятилетия еврейская культура была лишь слабым отблеском былых времён.

Сталин действительно планировал сослать советских евреев на Дальний Восток?
Чисто технически у сталинского режима были средства и организационные возможности для переселения целых народов, и он это уже продемонстрировал. То же самое можно было сделать и с евреями, хотя у них не было мест компактного проживания. Действительно ли Сталин собирался это сделать? Я знаю, что на этот счёт имеются разные мнения. Лично я считаю, что на данный момент мы не располагаем достаточным количеством информации, чтобы окончательно ответить на этот вопрос.