17-й год выпуска № 10 / 30. Oktober 2017 | 10. Heshvan 5778

Право на идентичность

Толерантное отношение к другим людям лежит в основе свободного общества

Vorgetäuschte Toleranz: Martin Luther war Juden gegenüber alles andere als duldsam (Gemälde aus der Werkstatt Lucas Cranach des Älteren, 1529), rechts: Luthers Schmähschrift: „Von den Juden und ihren Lügen.“

31 октября протестанты отмечают День Реформации, то есть день, когда Лютер прибил свои 95 тезисов к дверям Замковой церкви в Виттенберге. Это событие считается началом Реформации. В этом году, 500 лет спустя, День Реформации был объявлен праздником во всех землях ФРГ.
То, что Реформация имела значительные последствия и оказала огромное влияние на историю, причём не только в Германии, – это общеизвестный факт. Для нас, евреев, эта дата, разумеется, связана также с печально известной темой отношения Лютера к иудаизму. Через семь лет после начала Реформации Лютер ещё выражал некоторое сочувствие к евреям и обвинял церковь в том, что она «обращалась с евреями, как будто они собаки, а не люди».
Однако это не означало, что Лютер терпимо относился к иудаизму. Его требования были направлены не на то, чтобы позволить евреям сохранить свою религию, а лишь на «улучшение» миссионерской деятельности. А поскольку евреи, несмотря на учение Лютера, упорно продолжали исповедовать веру своих предков, то позже он перешёл к открытому антисемитизму и требованиям подвергнуть евреев жестоким преследованиям. При этом его аргументация была столь «убедительной», что 400 лет спустя его тезисы были использованы нацистами.
Как известно, сегодня протестантская церковь дистанцируется от этого наследия Лютера, которое она подвергла глубокому переосмыслению. В наши дни эта церковь играет важную роль в борьбе с антисемитизмом. В то же время трансформация отношения Лютера к евреям – от псевдосочувствия до требований конфисковать их имущество, подвергнуть их изгнанию и запретить им исповедовать свою религию – иллюстрирует проблему отношения к «другим» в целом.
Дело в том, что первоначальная «мягкость» Лютера была проявлением его нежелания признать за евреями право на собственную идентичность. Впрочем, эта модель поведения, состоящая из трёх стадий (якобы доброжелательные уговоры, гнев и в конечном счёте насилие), не была придумана Лютером. Уже задолго до него борьба с «инаковостью», принимающая форму как вербального, так и физического насилия, была частью человеческого существования. К сожалению, это не изменилось и в наше считающее себя просвещённым время. Об этом не следует забывать. При этом речь идёт не только о религиозной, но и о национальной, языковой и культурной идентичности, а также других формах человеческого самовыражения.
К счастью, те из нас, кому выпала удача жить в демократическом обществе, обеспечены надёжной защитой от подобного рода опасной нетерпимости. Этой защитой, значение которой трудно переоценить, является правовое, свободное государство. В Германии принципы сосуществования, защищающие как каждого в отдельности, так и общество в целом от эксцессов нетерпимости, закреплены в Основном законе, в котором тщательно соблюдён баланс между нашими правами и обязанностями. Поэтому каждый из нас обязан защищать это свободное демократическое государство, в котором мы живём.
Конечно, вряд ли когда-нибудь удастся отделить идеологию от политики. И конечно, общество всегда будет сталкиваться с человеконенавистнической идеологией, какими бы благими намерениями она ни прикрывалась. Такую идеологию следует распознавать как проявление зла и бороться с ней. Кстати, о необходимости борьбы со злом говорится уже в первых главах Торы, где Бог предупреждает Каина: «У двери грех лежит, и к тебе влечение его». Однако там же приводится и решение проблемы: «Ты же должен властвовать над ним!» Необходимо каждый день вспоминать об этом предупреждении.

zu