17-й год выпуска № 9 / 29 сентября 2017 | 9 тишрея 5778

Собственность обязывает

Недавнее мероприятие из цикла «Еврейский политический дом учёбы» было посвящено еврейской экономической этике и правоведу Хуго Зинцхаймеру

Барбара Гольдберг

Принцип «собственность обязывает» содержится в Основном законе Федеративной республики Германия. Но почему именно он был выбран в качестве названия подиумной дискуссии, прошедшей в прошлом месяце во Франкфурте-на-Майне в рамках цикла «Еврейский политический дом учёбы»? Этот цикл мероприятий является совместным проектом Франкфуртского университета имени Гёте, Франкфуртского еврейского музея, города Франкфурта и общества «Торат ха-Калькала», созданного раввином профессором, д-ром Элизой Клапек с целью способствовать развитию прикладной еврейской экономической и социальной этики.
На то, чтобы назвать мероприятие, посвящённое еврейской этике, «Собственность обязывает», имелись веские причины, например, тот факт, что этот принцип впервые был сформулирован немецко-еврейским правоведом Хуго Зинцхаймером. Именно о Зинцхаймере и влиянии идей иудаизма на его труды, посвящённые правовому и социальному государству, и шла речь на подиумной дискуссии. В ходе этой дискуссии профессор Кристиан Визе, заведующий кафедрой Мартина Бубера отделения евангелической теологии Франкфуртского университета, напомнил, помимо прочего, о Свободном еврейском доме учёбы, который был основан в 20-е годы Мартином Бубером и Францем Розенцвейгом с целью религиозного и культурного обновления иудаизма в соответствии с принципами светского и либерального общества.
Однако во время дискуссии речь шла не только о самом Зинцхаймере. Как сказала раввин Клапек, «многие мысли и идеи, возникшие под влиянием иудаизма, воспринимаются нами сегодня как нечто само собой разумеющееся». Поэтому, по её словам, цикл «Еврейский политический дом учёбы» призван напомнить о достижениях еврейской традиции. Клапек подчеркнула, что еврейская этика – это «этика обязанностей». «Поэтому самая большая роль отводится не правам, а обязанностям», – сказала она. Клапек отметила, что смысл этих обязанностей заключается в укреплении религиозно мотивированной социальной сплочённости.
О том, какие обязанности налагает на человека собственность, рассказал адвокат Авраам де-Вольф, который уже много лет является активным членом рабочей группы еврейских социал-демократов и входит в правление общества «Торат ха-Калькала». Де-Вольф привёл цитаты из Торы и Талмуда, в которых крестьянам предписывается во время сбора урожая оставлять нетронутыми уголки своих пашен и полей, чтобы бедняки могли ими воспользоваться. «Это не милостыня, а работа, потому что нуждающиеся должны сами собирать плоды и зерно», – сказал он. Это позволяет им сохранить своё достоинство. Кроме того, в Талмуде подробно перечисляется, кто может зайти на поле и какой величины должны быть углы в зависимости от его общей площади, величины урожая и количества бедняков. «Из этих предписаний можно вывести право на часть урожая», – подчеркнул де-Вольф.
По его мнению, то, какое большое значение евреи уже в древние времена придавали социальному балансу и справедливости, видно из перечня тех, кто мог претендовать на традиционный налог, так называемую десятину. Согласно Торе, на получение десятины в равной степени имели право «священники, левиты, вдовы, сироты, чужеземцы и паломники, направлявшиеся в Иерусалим». Это означает, что не существует иерархии права на помощь и что вдова имеет на неё такое же право, как и священник.
С точки зрения Элизы Клапек и Авраама де-Вольфа, стремление достичь компромисса между имущими и неимущими, а также между разными интересами в обществе представляет собой специфически еврейский элемент, который можно найти и у правоведа Хуго Зинцхаймера. Он всегда выступал за экономическую систему, которая бы отвечала основным принципам справедливости и обеспечивала трудящимся достойное существование. Однако в то же время он всегда подчёркивал, что трудящиеся сами должны защищать свои интересы. В этом контексте следует рассматривать и его концепцию тарифной автономии, в соответствии с которой работодатели и наёмные работники должны самостоятельно достигать компромисса без какого-либо давления со стороны государства. Здесь мы снова сталкиваемся с мотивом баланса, а также, как пояснил де-Вольф, ещё с одним еврейским элементом. Он сказал: «Еврейское мышление не является антигосударственным, однако оно автономно и независимо от национальных идеологий и вмешательства со стороны государства».
В годы нацизма Хуго Зинцхаймер подвергся преследованиям и вынужден был в 1933 году бежать из Германии. Совсем по-другому дело обстояло в годы Веймарской республики. В то время он пользовался признанием: в 1921 году Франкфуртский университет назначил его первым в Германии профессором по трудовому праву.
О том, какое влияние Зинцхаймер и многие другие еврейские учёные оказали на интеллектуальную атмосферу Франкфурта-на-Майне, рассказал обер-бургомистр этого города Петер Фельдман. Он напомнил об Академии труда при Франкфуртском университете имени Гёте, созданной по инициативе Зинцхаймера. Это учреждение было ярким примером пропагандировавшейся им модели социального баланса. Хотя оно финансировалось предпринимателями и работодателями, его целью было обеспечить наёмным работникам доступ к образованию, чтобы они могли на равных разговаривать с руководством предприятий во время забастовок и переговоров по тарифам. Фельдман подчеркнул, что Зинцхаймер всегда выступал за общественный прогресс. Однако революционером он не был. Ему приписывают фразу: «Можно изменить экономику с помощью насилия, но управлять ею с помощью насилия невозможно».