17-й год выпуска № 9 / 29 сентября 2017 | 9 тишрея 5778

Хранить память

Через 45 лет после теракта на Олимпийских играх 1972 года в Мюнхене открылся мемориал

Рожика Фаркаш

45 лет назад во время Мюнхенской Олимпиады палестинские террористы убили 11 израильских спортсменов. Во время нападения на расположение израильской сборной террористы сразу же застрелили двух израильтян в их комнатах, ещё девять израильских спортсменов, взятых в заложники, были убиты на авиабазе Фюрстенфельдбрук в ходе дилетантской попытки освобождения, предпринятой немецкой полицией. При этом погиб также один из полицейских.
6 сентября, через день после годовщины теракта, в Олимпийском парке Мюнхена состоялась церемония открытия мемориала, посвящённого жертвам нападения. В ней приняли участие высокопоставленные гости, в числе которых были президент ФРГ д-р Франк-Вальтер Штайнмайер, президент Израиля Реувен Ривлин, премьер-министр Баварии Хорст Зехофер, президент Всемирного еврейского конгресса (ВЕК) Рональд Лаудер, президент Центрального совета евреев в Германии д-р Йозеф Шустер, президент Международного олимпийского комитета Томас Бах, а также многочисленные общественные и религиозные деятели.
Разумеется, на церемонии важную роль играл вопрос, почему должно было пройти столько времени, прежде чем был создан мемориал? В своём выступлении президент ФРГ критически заявил: «Нам слишком долго пришлось ждать этого». Президент ВЕК Рональд Лаудер высказался в том же духе: «45 лет, прошедших до создания памятника, – слишком длинный срок». Это мнение разделяют многие. Однако в целом на церемонии преобладало чувство удовлетворения тем, что мемориал наконец-то был завершён. «Хорошо, что теперь он есть», – заявил президент ЦСЕГ д-р Йозеф Шустер.
На церемонии был затронут и ещё один больной вопрос, а именно то обстоятельство, что теракт не удалось предотвратить. На торжественном открытии мемориала в Олимпийском парке президент ФРГ д-р Франк-Вальтер Штайнмайер чётко заявил, что израильским спортсменам «в Германии – именно в Германии – не была обеспечена необходимая безопасность». «Эта вина лежит на нас тяжёлым бременем», – сказал он.
Эмоциональной и волнующей была речь израильского президента Реувена Ривлина, который обратился непосредственно к убитым спорт­сменам: «Дорогие друзья, сегодня мы идём по тем же местам, по которым шли вы, слышим то же щебетание птиц, которое вы тогда слышали». Он с возмущением отметил тот факт, что ещё в прошлом году палестинское движение ФАТХ назвало мюнхенскую бойню «героическим поступком».
Он также чётко высказался по поводу спорного решения продолжить игры. По его мнению, фраза «The games must go on» («Игры должны продолжаться») «навсегда останется позорным пятном в памяти всего человечества».
Анки Шпицер, вдова убитого фехтовальщика Андрея Шпицера, не скрывала, что приехала в Мюнхен с крайне смешанными чувствами. Она с горечью напомнила, что израильскую команду обвиняли в том, что она принесла террор в Германию. Однако в конце она выразила удовлетворение тем, что мемориал наконец-то построен, как и обещал премьер-министр Баварии Хорст Зехофер во время своего визита в Израиль пять лет назад. Обращаясь к Зехоферу, она сказала: «Вы сдержали своё слово». В адрес жителей прилегающих домов, которые выступали против строительства мемориала, опасаясь, что это нарушит их спокойное существование, Анки Шпицер заявила: «Приходите сюда. Приходите и приводите с собой своих детей. Показывайте им это место, объясняйте им его значение!»
Впрочем, присутствовавшие сошлись во мнении, что созданный по проекту архитекторов Петера и Кристиана Брюкнеров мемориал в Олимпийском парке, «врезанный» в холм Линденхюгель, представляет собой подобающую и достойную форму сохранения памяти.
Низкие ступени ведут внутрь холма, туда, где на четырёх огромных экранах, образующих изломанную линию, демонстрируется получасовой фильм, состоящий в основном из фрагментов немецких и нескольких израильских новостных передач, а также кадров провозглашения Государства Израиль. В начале мы видим выход счастливой израильской сборной во время церемонии открытия Олимпийских игр. Дальнейшие кадры отчётливо показывают, какое легкомыслие проявили организаторы Олимпиады в своём стремлении продемонстрировать миру беззаботность и открытость. Предупреждения о возможных терак­тах были проигнорированы.
Центральным элементом мемориала являются двенадцать стендов с биографиями израильских спорт­сменов и немецкого полицейского Антона Флигербауэра, погибшего во время операции по освобождению заложников. Стенды дополнены предметами, принадлежавшими погибшим: у Флигербауэра это грамота, удостоверяющая его назначение обер-майстером городской полиции, у Йосефа Романо – кипа с эмблемой Олимпийских игр, а у Андрея Шпицера – талисман Олимпийских игр в Мюнхене пёстрая плюшевая такса Вальди с надписью «Pour Anouk» («Для Анук»). Андрей купил её для своей маленькой дочери Анук.