17-й год выпуска № 8 / 25 августа 2017 | 3 элула 5777

Легион

Сто лет назад в Великобритании был создано первое еврейское военное подразделение современности

23 августа 1917 года, то есть практически ровно 100 лет назад, в официальном бюллетене британского правительства «Лондон газетт» появилось короткое сообщение, в котором говорилось, что правительство Его Величества планирует создать в рамках британских вооружённых сил еврейский полк. Это был день рождения первого еврейского военного подразделения современности, которое получило известность как Jewish Legion («еврейский легион»). На иврите его чаще всего называют «Ха-гдудим ха-ивриим» («еврейские батальоны»).
У этого лаконичного сообщения была длинная предыстория, а последовавшие за ним события не всегда давали повод для радости. Дело в том, что еврейским батальонам приходилось весьма нелегко, причём не только из-за войны, но и из-за вопиющей дискриминации, которой они подвергались со стороны британских вооружённых сил.
После начала Первой мировой вой­ны будущее тогда ещё малочисленного, едва достигавшего 90000 человек еврейского населения Палестины, входившей в состав Османской империи, было весьма туманным. В конце октября 1914 года, через три месяца после начала войны, турецкие войска напали на Российскую империю. В течение следующих двух недель Турция с одной стороны и Российская империя, Великобритания и Франция с другой стороны объявили друг другу войну.
Еврейское руководство прекрасно понимало, что исход войны будет иметь решающее значение для будущего Земли Израиля. Больше сомнений вызывал вопрос, как должны себя вести евреи в Палестине. Приводились веские доводы в пользу вступления палестинских евреев в турецкую армию. Не кто иной, как Давид Бен-Гурион, который позже стал одним из основателей Израиля, выступил с инициативой создания еврейского подразделения в составе вооружённых сил Османской империи. В конечном итоге эта идея провалилась, поскольку её не поддержало руководство турецкой армии. Вскоре после этого турецкие власти депортировали 12000 евреев из Палестины в Египет, объявив их «враждебными иностранцами». В основном это были подданные Российской империи. Британские власти, под чьим управлением находился Египет, поместили их в лагеря беженцев.
Тогда 35-летний активист сионистского движения Владимир (Зеев) Жаботинский, позже основавший ревизионистское движение в сионизме, который в качестве журналиста оказался в Александрии, приступил к реализации противоположной идеи. Он начал кампанию за создание еврейского легиона в составе британских вооружённых сил, который мог бы принять участие в освобождении Палестины от турецкого владычества. Депортированные евреи восторженно восприняли эту идею. Всего за несколько дней набралось 500 добровольцев. Британские власти отнеслись к этой инициативе, мягко говоря, весьма сдержанно, особенно когда речь зашла об отправке еврейских солдат в Палестину. В марте 1915 года командующий британскими войсками в Египте генерал Джон Максвелл предложил создать подразделение по снабжению фронтовых частей, которое предполагалось задействовать на другом участке турецкого фронта. Таким образом возник так называемый Сионский корпус погонщиков мулов (Zion Mule Corps). В ходе кровопролитных и в конечном итоге безуспешных боёв на полуострове Галлиполи на западном побережье Турции 562 бойца этого подразделения проявили мужество и выдержку под вражеским огнём, что подтвердил не только их непосредственный командир, подполковник Джон Генри Паттерсон, глубоко верующий, проеврейски настроенный христианин, но и командующий экспедиционным корпусом генерал Иан Гамильтон. Заместителем Паттерсона был ветеран русской армии Иосиф Трумпельдор, который потерял руку во время Русско-японской войны 1904 – 1905 годов, а в 1906 году стал первым офицером-евреем в царской России. Шесть лет спустя Трумпельдор эмигрировал в Палестину.
На первый взгляд участие в боях за Галлиполи не имело большого значения в борьбе евреев за Палестину. После того как войска союзников под руководством Великобритании потерпели поражение, Сионский корпус погонщиков мулов был снова перебазирован в Египет, а в 1916 году расформирован. Тем не менее первый шаг был сделан. Жаботинский, который был против идеи создания корпуса погонщиков мулов, считая её унизительной, и Трумпельдор снова стали стучаться во все двери, пытаясь убедить правительство и военных в Лондоне в полезности создания еврейского легиона. Нередко им приходилось сталкиваться с отрицательным отношением к своей идее, кстати, и со стороны многих британских евреев, которые считали, что еврейское подразделение помешает их интеграции в британское общество. В свою очередь сионистское движение настаивало на строгом соблюдении нейтралитета во время войны.
Однако в конце концов дело сдвинулось с мёртвой точки. В апреле 1917 года по распоряжению премьер-министра Великобритании Дэвида Ллойда Джорджа военный министр лорд Дерби принял Жаботинского и Трумпельдора, которые представили ему свою идею. При этом Трумпельдор чётко заявил, что, по его мнению, на большое количество добровольцев можно рассчитывать только в том случае, если еврейское подразделение с самого начала будет предназначено для боевых действий в Палестине. Лондон согласился с этим, и в августе правительство сообщило о формировании еврейского полка.
То, что правительство, которое два года упорно отказывалось создавать еврейское военное подразделение, в конце концов пошло на это, объясняется, вероятно, двумя факторами: во-первых, это был короткий, но важный период, когда Великобритания проводила просионистскую линию в своей ближневосточной политике. Параллельно с рассмотрением вопроса о создании еврейских подразделений готовилась декларация Бальфура, в которой признавались права евреев в Палестине. Во-вторых, летом 1917 года положение Великобритании на фронтах, как европейском, так и ближневосточном, было не блестящим. Хотя завоевание Палестины и входило в планы британского генерального штаба, однако дело не продвигалось. В этих условиях для ведения боевых действий в Палестине вполне мог пригодиться еврейский полк. В итоге было создано целых пять полков.
После публикации сообщения в августе 1917 года власти быстро перешли от слов к делу. Сначала был сформирован 38-й полк в составе богатых традициями подразделений королевских стрелков. В нём служили добровольцы из числа британских евреев (в первую очередь это были иммигранты из Восточной Европы), а также костяк расформированного корпуса погонщиков мулов во главе с Трумпельдором численностью 120 человек. Командиром также был назначен уже знакомый по Галлиполи Джон Генри Паттерсон, который за это время успел получить звание полковника.
Добровольцы из Северной Америки, рекрутированные британской армией, вошли в состав 39-го полка. Большинство из них были из США, некоторые из Канады. 40-й полк был сформирован из добровольцев из Палестины. После обучения эти три полка были отправлены в Палестину. Ещё два полка, 41-й и 42-й, остались в качестве резерва в Плимуте на южном побережье Англии.
Максимальная численность еврейского легиона достигала порядка 5000 человек. Таким образом, Трумпельдор был прав, когда предсказывал, что борьба за Палестину привлечёт большое количество добровольцев. Однако несмотря на то что правительство официально выражало своё расположение к еврейским полкам, их с самого начала подвергали дискриминации, в результате чего они не смогли полностью реализовать свой боевой потенциал.
То обстоятельство, что легион был создан относительно поздно, привело к тому, что он лишь в ограниченном объёме смог принять участие в британском наступлении в Палестине. Хотя 38-й и 39-й полки были задействованы в боях с турками на иорданском фронте, а кроме того, еврейские солдаты также участвовали в битве за Меггидо в сентябре 1918 года, командующий британскими войсками генерал Эдмонд Алленби отказался объединить еврейские полки в одну еврейскую бригаду. Он даже пытался превратить их в строительные батальоны и объединить их с другими частями, чтобы таким образом лишить их еврейской идентичности.
Позиция Алленби отражала не только его личное мнение, но и позицию Великобритании, которая становилась всё более проарабской. Однако отрицательное отношение армейского руководства к еврейским солдатам было не только следствием большой политики, но и антисемитских настроений. Неслучайно полковник Паттерсон позже написал в своих мемуарах: «Отношение к еврейскому батальону во время боёв за Святую землю не отличалось той степенью справедливости и порядочности, которой он заслуживал… Мне постоянно приходилось отражать несправедливые удары, направленные против вверенного мне батальона». Помимо прочего, подразделение Паттерсона дольше других находилось в жаркой долине Иордана с её нездоровым климатом и было выведено оттуда лишь после того, как 80 процентов личного состава заболело малярией. Снабжение еврейских полков часто запаздывало, а солдаты нередко становились мишенью антисемитских оскорблений.
Даже данное в 1917 году обещание присвоить легиону еврейское название было исполнено лишь в конце 1919 года. Тогда это подразделение, численность которого после окончания войны постоянно сокращалась, было официально названо «Первый иудейский батальон» и получило значок с изображением меноры и ивритским словом «кадима», которое означает как «вперёд», так и «на восток». Однако это ни в коей мере не компенсировало политику британского военного правительства, которое игнорировало еврейские интересы и отказывалось предоставить еврейскому населению надёжную защиту от нападений арабов. Например, еврейским полкам запрещалось каким-либо образом защищать еврейское мирное население. В 1921 году легион был расформирован. Большинство демобилизованных, приехавших из других стран, вернулись к себе на родину.
Несмотря на препятствия, с которыми им приходилось сталкиваться, еврейские полки, которые часто называют первыми еврейскими боевыми подразделениями со времён восстания Бар Кохбы против римского владычества во II веке, стали символом нового еврейского самосознания. Легионеры, как называли бойцов еврейского легиона, на протяжении десятилетий служили примером для молодого поколения.
Еврейские батальоны сыграли большую роль в формировании еврейского сообщества в Палестине. Во времена британского мандата ветераны этих подразделений внесли решающий вклад в создание еврейских отрядов самообороны и подпольных организаций. Многие из них стояли у истоков создания еврейского государства. Так, в легионе служили первый и третий премьер-министры Израиля Давид Бен-Гурион и Леви Эшколь, второй президент Израиля Ицхак Бен-Цви и первый начальник генерального штаба израильской армии Яаков Дори. В их числе был и Неемия Рабин, отец начальника генерального штаба времён Шестидневной войны, ставшего впоследствии премьер-министром Израиля, Ицхака Рабина.
Иосиф Трумпельдор погиб в 1920 году, защищая еврейское сельскохозяйственное поселение Тель-Хай в Верхней Галилее. В 1932 году ветераны легиона основали мошав (кооперативное сельскохозяйственное поселение) Авихайль в регионе Шарон в центральной части Израиля. В 30-е годы полковник Паттерсон высказал пожелание быть похороненным вместе со своей женой в Авихайле рядом со своими солдатами. Это желание было исполнено, правда, с некоторым опозданием: в 2014 году, через 77 лет после его смерти, урны с прахом супругов Паттерсон были захоронены в Авихайле. Паттерсон и Жаботинский написали книги о еврейском легионе, причём Жаботинский, который был не только политическим активистом, интеллектуалом и полиглотом, но и русскоязычным журналистом и писателем, не смог отказать себе в небольшой литературной шутке. Его книга, вышедшая в 1929 году в Париже на русском языке, называлась «Слово о полку», что было намёком на знаменитый древнерусский эпос «Слово о полку Игореве». Вышедший в 1930 году в Берлине немецкий перевод этой книги назывался более прозаично «Еврейский легион в мировой войне».

wst