17-й год выпуска № 4 / 26 апреля 2017 | 30 нисана 5777

Единство и многообразие

Плюрализм имеет огромное значение для еврейского сообщества в ФРГ / Интервью с вице-президентом Центрального совета евреев в Германии Авраамом Лерером

Für Puralismus: Zentralratsvizepräsident Abraham Lehrer | Foto: T. Lohnes
Für Puralismus: Zentralratsvizepräsident Abraham Lehrer

«Zukunft»: Господин Лерер, в еврейском мире активно и зачастую бурно обсуждается вопрос религиозного плюрализма. Насколько важен еврейский плюрализм в Германии?
Авраам Лерер:
Очень важен. Еврейская жизнь в Германии носит плюралистический характер. Все течения иудаизма имеют возможность создавать свои организации и жить в соответствии со своими представлениями, причём ни одно из течений не занимает привилегированного положения по сравнению с другими, в том числе и на уровне символов. В Великобритании и Франции, например, существует пост главного раввина, который всегда занимает представитель ортодоксального течения. В Германии ничего подобного нет. Все течения равны.
В свою очередь Центральный совет евреев в Германии считает важным сотрудничать со всеми направлениями иудаизма. Это относится не только к защите интересов еврейского сообщества, но и к укреплению еврейской жизни. Возьмем, например, подготовку раввинов. ЦСЕГ поддерживает как ортодоксальную Берлинскую раввинскую академию, так и либеральный Колледж имени Авраама Гайгера в Потсдаме, как Ортодоксальную конференцию раввинов в Германии, так и Общую конференцию раввинов, в которую входят неортодоксальные раввины. Мы очень заинтересованы в том, чтобы привлекать в качестве членов еврейские общины, представляющие разные направления иудаизма, разумеется, не вмешиваясь при этом в их внутренние дела.

А какое направление доминирует в действительности?
Я бы не стал использовать слово «доминирует». Ни одно из течений не господствует над другим. Каждая община сама устанавливает свои правила.

Тем не менее в большинстве синагог Германии молятся в соответствии с ортодоксальной традицией.
Это отражает ситуацию в каждой отдельной общине, причём следует подчеркнуть следующее важное обстоятельство: большинство общин в Германии являются едиными, то есть объединяют под своей крышей разные течения иудаизма. Во многих общинах, прежде всего в больших, это повседневная реальность, хотя в организационном плане имеются различия. В самой большой из наших общин, берлинской, есть синагоги всех направлений. В синагоге на Песталоцциштрассе проходят либеральные богослужения, в синагогу на Ораниенбургер-штрассе приходят приверженцы консервативного движения «Масорти», а синагогу на Йоахимсталер-штрассе посещают сторонники ортодоксального направления. В других общинах последователям либерального иудаизма предоставляются отдельные молельные помещения. В Гамбурге эгалитарный миньян собирается в переоборудованном для этих целей спортзале бывшей Еврейской школы для девочек. В менее крупных общинах не всегда набирается достаточное количество представителей тех или иных течений, однако возможность сосуществования более чем одного направления иудаизма всегда сохраняется.

Действительно ли большинство членов общин хотят, чтобы общины имели ортодоксальную или преимущественно ортодоксальную ориентацию?
В идише существует выражение «А рае, ду зест дох», что примерно можно перевести как «Доказательства? Ты же сам видишь». Наши общины организованы по демократическому принципу. Каждая община имеет возможность избрать совет и правление, которые в свою очередь могут изменить её религиозную ориентацию. Иногда так и происходит. Однако, как правило, общины придерживаются той религиозной традиции, которая у них была до сих пор. В тоже время в целом ситуация действительно выглядит так, что большинство членов общин предпочитают ортодоксальное направление, в том числе и те, кто сам не ведёт ортодоксальный образ жизни.

Как это можно объяснить?
Так сложилось исторически. Годы основания нашего сообщества, в том виде, в каком оно сегодня существует, пришлись на время после Холокоста. Созданные тогда общины были ортодоксальными. Так хотело большинство членов. Многие из них были выходцами из Восточной Европы, которые после окончания войны решили остаться в Германии или не видели для себя возможности эмигрировать в другую страну. Тогда никто не вёл больших дискуссий по поводу выбора направления. Просто так получилось. В еврейском сообществе в Германии просто-напросто нет достаточного количества сторонников кардинального изменения существующего положения. Это не оценка, а всего лишь констатация факта.

Какова численность членов либеральных общин или либеральных групп в единых общинах?
Полагаю, что несколько тысяч. По данным Союза прогрессивных евреев в Германии, входящие в его состав общины и организации насчитывают около 4500 членов. Число членов либеральных общин, одновременно относящихся к ЦСЕГ, составляет примерно 2500 человек. Кроме того, есть люди, которые не являются членами какой-либо либеральной группы, но посещают либеральные богослужения. Имеют место также случаи двойного членства. Поэтому точные цифры привести трудно.

Как иммиграция из бывшего СССР повлияла на религиозную ориентацию общин?
Иммиграция привела к значительному укреплению общин. В ряде городов, в которых после Холокоста больше не было еврейской жизни, были созданы новые общины. Общее количество членов еврейских общин увеличилось более чем в три раза. В результате значительно возросла потребность в раввинах, канторах, преподавателях религии и еврейском образовании для взрослых. Это придало новый импульс как ортодоксальному, так и неортодоксальным течениям. Однако на основной структуре это практически не отразилось. Насколько я знаю, большинство иммигрантов, которые после десятилетий дискриминации со стороны советского режима получили возможность свободно исповедовать свою религию, в основном привлекал традиционный иудаизм, о котором они помнили благодаря своим родителям или бабушкам и дедушкам. Кто-то вступал в либеральные общины. Таким образом, все направления внесли вклад в интеграцию иммигрантов.

Как вы считаете, сегодняшняя структура достаточно плюралистична?
Плюралистичная структура не означает, что все составляющие её группы должны иметь одинаковый вес. Плюралистичная структура – это когда каждый имеет возможность жить в соответствии со своими религиозными убеждениями. А такая возможность в Германии обеспечена. Поэтому, с моей точки зрения, имеющаяся структура достаточно плюралистична. Я считаю, что неортодоксальные течения являются неотъемлемой частью нашей жизни. Они вносят большой вклад в укрепление иудаизма и распространение еврейских знаний, активно участвуют в дискуссиях, посвящённых еврейской религии, этике и философии, и укрепляют позиции нашего сообщества, в том числе и в диалоге с другими религиями.

Однако ортодоксы и неортодоксы не очень-то ладят друг с другом. Даже существовавшая не одно десятилетие единая немецкая конференция раввинов распалась более десяти лет назад. Вместо этого сегодня существует две конференции раввинов. Можно ли утверждать, что еврейское сообщество всё ещё говорит одним голосом?
Создание обеих конференций раввинов привело к возникновению ситуации, которая отражает реальное положение вещей и которая носит в других странах гораздо более ярко выраженный характер. ОКР, по крайней мере, представляет все неортодоксальные течения.
Никто не спорит с тем, что между разными течениями имеются теологические различия. Точно так же как разделение полов во время богослужений является обязательным требованием для ортодоксов, отмена этого разделения воспринимается другими течениями как часть их идентичности. Поэтому совместные богослужения невозможны. Во время съездов ЦСЕГ некоторые участники в разговорах со мной затрагивали эту тему. Однако на самом деле здесь нет ничего удивительного. Самая большая трудность, особенно в плюралистическом обществе, заключается не в том, чтобы в чём-то убедить друг друга, а в том, чтобы найти друг с другом общий язык.

И это удаётся?
В Германии евреям это удаётся намного лучше, чем в некоторых других странах. Дело практически никогда не доходит до публичных споров.

Однако разногласия, пусть и не публичные, всё же имеются…
Мы же люди, а не ангелы. Однако мы проявляем взаимное уважение и готовность совместно бороться за общие цели. В обществе, в котором мы, евреи, являемся малочисленным меньшинством, это особенно важно. Я счастлив тем, что ортодоксы и неортодоксы прежде всего думают об общееврейском благе. Это тоже является важным объединяющим фактором.

---------------------

Краткая справка

Авраам Лерер человек скорее сдержанный. Настолько сдержанный, что по нему не видно, какое большое количество задач он на себя взял. При этом Лерер, который родился в 1954 году в Нью-Йорке и которого ещё совсем маленьким ребёнком привезли в Кёльн, не только является предпринимателем в области компьютерных технологий, но и активно занимается общественной деятельностью. Он руководил молодёжной работой в Синагогальной общине Кёльна, в 1987 году был избран в Совет общины, а в 1995 году стал членом её правления. С 2000 года он занимает пост президента Центральной благотворительной организации евреев в Германии (ЦБОЕГ). Лерер многие годы был членом Директората и Президиума ЦСЕГ, а в 2014 году его вместе с Марком Дайновым избрали одним из двух вице-президентов этой организации.
Лерер также активно участвует в диалоге с нееврейским окружением. В качестве президента ЦБОЕГ он входит в состав правления Всегерманского объединения независимых благотворительных организаций и играет важную роль в межрелигиозном диалоге. Этот список можно было бы продолжить. Впрочем, сам Авраам Лерер, которого многие называют просто Эби, считает свою многообразную деятельность совершенно естественной, ведь именно так было заведено в доме его родителей.
zu