17-й год выпуска № 2 / 24 февраля 2017 | 28 швата 5777

«Никому об этом не рассказывай!»

Документальный фильм повествует об истории любви норвежской девушки и немецкого солдата, мать которого была еврейкой

Ута Глазер

Бывают истории, которые кажутся настолько невероятными, что если у них и есть шанс попасть на экраны, то только в жанре сказки. К ним относится и реальная история любви и жизни Гельмута Кротта и Лиллиан Бертунг. После десятилетий молчания эта история была экранизирована, правда, не как художественный, а как документальный фильм, который недавно вышел на экраны кинотеатров Германии.
Лиллиан и Гельмут встретились в пасхальную субботу 1942 года в норвежском городе Харстад. В то время Норвегия была оккупирована немецкими войсками. Тем не менее симпатичный парень из Вупперталя сразу же понравился 19-летней норвежке. Сначала она подумала: «Боже, какие у него красивые зубы». Второй мыслью было: «Как ужасно, что он немец», ведь на Гельмуте была форма ненавистных оккупантов.
Однако сердцу не прикажешь… Эту любовь они пронесли через всю жизнь, хотя обстоятельства были против них. Кроме того, за этой любовью скрывалась тайна. В эту тайну Гельмут посвятил Лиллиан, когда она решила порвать с ним отношения, потому что его соотечественники депортировали её соседей-евреев и её мучила мысль о том, что Гельмут был одним из жестоких оккупантов. В этот критический момент Гельмут открылся ей, хотя это и могло стоить ему жизни. Он рассказал Лиллиан, что его мать еврейка. Таким образом, в соответствии с нацистскими расовыми законами он считался наполовину евреем, и ему грозили преследования.
Однако доверие Гельмута было вознаграждено. «Даже если весь мир будет против тебя, я всегда буду с тобой», – пообещала Лиллиан. Она терпела, когда норвежцы сторонились её и плевали в её сторону. Рискуя жизнью, она пыталась вызволить Гельмута из американского лагеря для военнопленных. В 1947 году она нелегально, спрятавшись под кучей угля, приехала на паровозе в Германию, разбомбленную, голодающую вражескую страну, чтобы быть рядом со своим любимым, которого она не видела два года. Сделала она это вопреки воле своих родителей. «Моя любовь к Гельмуту была сильнее», – рассказала она. В 1948 году они поженились.
Однако Гельмут Кротт продолжал хранить свою тайну. Он никому не рассказывал свою историю, так как ему было стыдно, что он носил нацистскую форму, чтобы спасти свою жизнь. Даже дочь Гельмута и Лиллиан Рэнди узнала правду от матери, лишь когда ей исполнилось 18 лет, и то вопреки воле отца и под большим секретом. Мать рассказала ей, что её отец Гельмут наполовину еврей и что из всех его родственников лишь одна бабушка пережила концлагерь. «Никому не рассказывай об этом!» – внушала Лиллиан Рэнди.
Мать и дочь на протяжении десятилетий, до самой смерти Гельмута в 2008 году, хранили обет молчания. Однако в 2012 году они опубликовали книгу «Никому об этом не рассказывай!», в которой они поведали эту историю. В этом им также помог спутник жизни Рэнди Кротт кёльн­ский режиссёр-документалист, лауреат многочисленных премий Клаус Мартенс. После премьеры фильма в кёльнском кинотеатре «Одеон» в начале февраля он и Рэнди ответили на вопросы публики. Режиссёр и автор сценария фильма Мартенс рассказал, что он постоянно говорил Рэнди Кротт: «Если ты напишешь книгу, я сниму по ней фильм». Он чувствовал, что эта история любви, которая одновременно является частью современной истории, должна быть рассказана. К тому же у него был чудесный главный персонаж – 94-летняя Лиллиан Кротт Бертунг, которая согласилась рассказать о себе перед кинокамерой и сделала это в эмоциональной и в то же время сдержанной манере, без лишнего пафоса, искренне и прежде всего аутентично. «Она и её манера рассказывать произвели на меня большое впечатление», – сказал Мартенс. Если бы не его настойчивость, то, возможно, эта волнующая история так бы и осталось неизвестной.
Мартенс решил снять фильм в сдержанном, почти спартанском стиле. Помимо матери и дочери, в нём участвует лишь небольшое количество людей. В фильме нет игровых сцен, все кадры – подлинные. Тексты писем, отрывки из книги и законы зачитываются диктором и сопровождаются фотографиями мест событий, сохранившихся до сих пор, например, комендатуры и летнего домика в Харстаде, разрушенной дюссельдорфской скотобойни, остатков конц­лагеря Терезиенштадт и крупнокалиберного немецкого орудия «пушка Адольфа». В качестве иллюстраций к повествованию фильма были использованы также папки с делами, нарукавная повязка из концлагеря, нагрудный мешочек, а также великолепные пейзажи. Этот сдержанный стиль удачно контрастирует с захватывающим сюжетом, что делает фильм ещё более впечатляющим. Отсутствие излишних элементов подчёркивает реальность, которая часто кажется невероятной.
При сборе материала в Норвегии Мартенсу повезло: он наткнулся на до сих пор неизвестные киноматериалы вермахта. Благодаря этому зрители могут увидеть спасение потерпевших кораблекрушение на Северном море, температура воды которого составляла восемь градусов. Одним из cпасённых был Гельмут Кротт. В фильме есть также кадры пожаров в Норвегии, пятая часть которой была сожжена немецкими оккупантами. Фильм не только произвёл большое впечатление на зрителей, но и потряс их.
Рэнди Кротт рассказала, что понимает, почему её отец так долго молчал, хотя и сожалеет об этом. «Мой отец хотел меня защитить, и я это понимала, – сказала она. – Но я всё ещё считаю упущенным шансом то, что он так и не поговорил со мной об этом».