17-й год выпуска № 2 / 24 февраля 2017 | 28 швата 5777

Первая лига

Еврейская религиозная община Вюртемберга помогает интегрировать беженцев в Штутгарте

Бригитта Ениген

В Штутгарте проживает около 9000 беженцев. К числу общественных организаций, оказывающих им помощь, относится и Еврейская религиозная община Вюртемберга (ЕРОВ). Она является одним из 12 членов Лиги независимых благотворительных организаций и активно участвует в интеграционной работе. «Когда в Штутгарт начало прибывать большое количество беженцев, – говорит председатель ЕРОВ, член Президиума Центрального совета евреев в Германии Барбара Трауб, – Собрание представителей нашей общины приняло единогласное решение совместно с Евангелическим обществом помогать беженцам в двух общежитиях в Штутгарте». Она рассказывает, что у её общины имеется большой опыт интеграции иммигрантов, накопленный в те годы, когда в Германию приезжало большое количество еврейских беженцев из стран СНГ. Кроме того, к ключевым моментам еврейской истории относится то время, когда евреи были беженцами в земле Египетской. Поэтому община рассматривает помощь беженцам как мицву. «Особенно сейчас, в тяжёлые для общества времена, мы не закрываем глаза на проблемы, а активно участвуем в интеграции и протягиваем мусульманам руку помощи», – говорит Барбара Трауб.
В общежитии для беженцев, расположенном в квартале Талькессель в центре Штутгарта, смотритель Володя сгребает граблями горы опавшей листвы. Это не занимает много времени, ведь на обнесённой забором территории общежития (раньше здесь была стоянка для машин), помимо сборных домов, имеется лишь детская площадка и пока ещё недостроенный павильон для мероприятий. Кстати, Володя – член ЕРОВ.
В данный момент никого из обитателей общежития не видно. «Дети сейчас в детском саду или школе, отцы учат немецкий на интеграционном курсе, некоторые матери спят, несколько человек работают в общепите или убирают помещения», – рассказывает директор общежития Нина Бутович. В общежитии, расположенном между университетом и конгресс-центром «Лидерхалле», проживает 140 человек, в основном это люди, получившие политическое убежище, 62 из которых дети. Нина Бутович, бывший преподаватель математики и информатики из Санкт-Петербурга, тоже является членом ЕРОВ.
Из 9000 беженцев, проживающих в Штутгарте, большинство – мусульмане, около восьми процентов – христиане, остальные – езиды или индуисты. «Здесь живут выходцы из девяти стран, в основном из Сирии, Афганистана и Ирака, а также из Нигерии, Шри-Ланки, Эритреи и других государств», – рассказывает социальный работник Евангелического общества Даниэль Рау, который вместе со своей коллегой Мари Луниак занимается административными и социальными вопросами. По словам Нины Бутович, она отвечает за почту, моющие средства и конфликты. «Мы считаем себя единым коллективом», – говорит Рау.
В общежитии царит теснота, поэтому главная мечта беженцев – отдельная квартира. Об этом мечтает и мать Джавы, Джуди и Шам. Для беседы она одела своих трёх дочерей особенно нарядно. Джава, самая старшая из них, очень хорошо говорит по-немецки и поэтому является для семьи переводчиком. Самая младшая из дочерей, Шам, уже знает несколько немецких слов и с детской непосредственностью просит, чтобы ей почитали книжки с картинками. Семья Джавы, Джуди и Шам бежала от гражданской войны в Сирии. Как и многие другие беженцы, они мусульмане-сунниты, однако религия не играет большой роли в жизни общежития.
Получить квартиру в Штутгарте – это огромная проблема даже для людей, признанных политическими беженцами. С учётом штутгартских квартплат их шанс найти доступную квартиру практически равен нулю. Как следствие, по словам Рау, даже семьям, получившим политическое убежище, приходится жить в сборных домах до четырёх лет.
Нелегко приходится и 39-летнему сирийцу, который попросил называть его Басамом (имя ненастоящее) и не хотел, чтобы его фотографировали. Вот уже год и четыре месяца Басам живёт в Германии и каждую свободную минуту учит немецкий. Поскольку в сборных домах плохо работает Интернет, он просит Даниэля Рау решить эту проблему. Вообще-то Басам мог бы сделать это сам, ведь у себя на родине он работал инженером в международном концерне и хорошо разбирается в информационных технологиях. Ему трудно смириться с необходимостью ждать, быть зависимым от других людей.
Тем не менее, Нина Бутович уверена, что у обитателей её общежития всё наладится. Она сама приехала в Германию 12 лет назад и хорошо помнит, какой непростой была тогда её жизнь. До того как стать директором общежития, она получала пособие «Харц IV», что казалось такой хорошо образованной и активной женщине, как Бутович, унизительным. «Сегодня я могу использовать свой педагогический опыт в работе с беженцами», – говорит она.
ЕРОВ – это не единственная еврейская община в Германии, которая помогает беженцам. «Мы знаем, что значит быть гонимым народом, поэтому мы считаем помощь беженцам мицвой, ведь вне зависимости от того, являются ли они мусульманами или представителями какой-либо другой религии, все они люди», – говорит директор Центральной благотворительной организации евреев в Германии (ЦБОЕГ) Беньямин Блох. Он рассказывает, что ЦБОЕГ также активно занимается работой с беженцами.