17-й год выпуска № 2 / 24 февраля 2017 | 28 швата 5777

Поселения: решение или проблема?

Споры по поводу поселенческой политики ведутся и в Израиле, однако израильский подход к данной проблеме кардинально отличается от подхода, преобладающего на международной арене

Израильская поселенческая политика активно обсуждается в мировых СМИ. Очередного апогея дискуссия по этому вопросу достигла в декабре 2016 года, когда Совет безопасности ООН осудил строительство поселений как «вопиющее нарушение международного права» и «серьёзное препятствие на пути к реализации плана двух государств». Принятие этой резолюции стало возможным потому, что США, тогда ещё во главе с администрацией Обамы, воздержались от голосования, а не наложили вето, как это всегда было принято в американской политике. Теперь, после смены власти в Вашингтоне, тон со стороны США смягчился, однако тема поселений занимает и новое американское правительство. Это отчётливо проявилось во время недавней встречи президента США Дональда Трампа с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху. В любом случае следует исходить из того, что эта тема в обозримом будущем не исчезнет с международной повестки дня.
При этом обращает на себя внимание то, что международная дискуссия практически не имеет никаких точек соприкосновения с внутриизраильскими дебатами по поводу поселенческой политики, ведущимися не менее интенсивно, но совершенно в другой плоскости. Это осложняет конструктивный диалог между израильской общественностью и международным сообществом.
Подавляющее большинство еврейского населения Израиля не разделяет мнение, что поселения являются нелегальными с точки зрения международного права. Во-первых, потому, что, хотя до Шестидневной вой­ны Западный берег реки Иордан и был оккупирован Иорданией, однако согласно международному праву данная территория не принадлежала этой стране. А во-вторых, потому, что линия прекращения огня, существовавшая в период между окончанием Войны за независимость в 1949 году и Шестидневной войной 1967 года (так называемая Зелёная линия), не была признана, и в первую очередь арабскими государствами, границей Израиля, поскольку арабский мир не собирался признавать Израиль, а открыто заявлял о том, что стремится его уничтожить. Поэтому арабские страны не воспользовались возможностью создать палестинское государство на предоставленной им территории.
И ещё один момент: критика поселенческой политики со стороны международного сообщества базируется на содержащемся в Женевской конвенции IV запрете перемещать гражданское население на оккупированные территории. Согласно израильской интерпретации это положение неприменимо к данному случаю. Израиль считает, что, исходя из исторического контекста этого запрета, он распространяется только на насильственные переселения, что к израильским поселенцам явно не относится. Подавляющее большинство еврейского населения Израиля разделяет эту позицию нынешнего руководства страны, которую занимали и все предыдущие израильские правительства.
В то же время аргумент, что поселения – это препятствие на пути к миру с палестинскими соседями, сегодня кажется большинству израильтян неактуальным. Разумеется, большинство жителей Израиля было бы готово отказаться от большей части поселений в обмен на мирное сосуществование. Однако на данный момент они не видят у палестинской стороны подлинного стремления или способности жить в мире.
Большое значение имеет то обстоятельство, что основные палестинские организации до сих пор не признали Израиль. Это относится не только к джихадистскому и открыто антисемитскому движению ХАМАС, но и к официальному партнёру по мирным переговорам – ООП. В рамках подписанных в Осло соглашений эта организация согласилась изъять из своей хартии требование уничтожить Израиль, однако для этого необходимо провести внеочередное заседание, чего до сих пор сделано не было.
Впрочем, дело не только в изменении хартии ООП. Палестинская национальная администрация (ПНА), являющаяся ответвлением ООП, ведёт разнузданную пропаганду против Израиля и отказывается признавать его еврейским государством. В своих СМИ, школьных учебниках, пропагандистских публикациях ПНА отрицает какую-либо связь евреев с Землёй Израиля, прославляет террористов и делает всё для того, чтобы добиться дипломатических успехов на международной арене без переговоров с Израилем.
Не менее важную роль играет то, что официальным условием мирного урегулирования, выдвигаемым ООП или ПНА, является право всех проживающих в других странах палестинцев, которые и в четвёртом поколении считаются беженцами, переехать в Израиль. Разумеется, это означало бы, что в обозримом будущем арабы составили бы большинство населения Израиля, а в палестинском государстве, созданном в результате мирного договора, евреев бы вообще не было. Поэтому, как говорят в Израиле, под планом двух государств палестинцы подразумевают не «два государства для двух народов», а «два государства для одного народа», а именно палестинского.
В этой ситуации мало кто в Израиле находит убедительным аргумент, что прекращение строительства поселений и последующий уход из них привели бы к миру. Поэтому во внутриизраильских дискуссиях по этой теме речь идёт не о вопросе «поселения или мир?», а о том, какое значение для Израиля имеют поселения, и в первую очередь их дальнейшее расширение.
Меньшинство израильтян, прежде всего речь идёт о представителях национально-религиозного лагеря, считает, что сегодня, как и после исхода из Египта, евреи должны исполнять божественную заповедь заселения Земли Израиля. Летом 2016 года один из главных сторонников этой идеи раввин Элиэзер Меламед заявил, что заповедь о завоевании страны уникальна, ведь исполняющий её осознаёт, что при этом, как и на любой войне, погибнут люди. Среди сторонников поселений есть и те, кто считает своей обязанностью расширять еврейское присутствие на территориях за пределами «Зелёной линии», не ссылаясь при этом на Бога. Так, министр юстиции Аелет Шакед недавно заявила, что Израиль должен «строить и строить» в Иудее и Самарии, «потому что это наш дом».
Однако сторонники продолжения строительства поселений приводят не только религиозные и идеологические аргументы, но и ссылаются на необходимость обеспечения безо­пасности страны. По их мнению, строительство поселений – это лучший способ предотвратить опасное для Израиля создание палестинского государства. Этот аргумент привёл в своей статье, опубликованной в 2012 году в газете «Нью-Йорк таймс», тогдашний председатель Совета поселений Иудеи и Самарии Дани Даян, который, кстати, является сегодня генеральным консулом Израиля в Нью-Йорке. В этой статье он подчеркнул, что расширение поселений не только оправдано с моральной точки зрения, но и правильно с точки зрения реальной политики. Он писал: «Создание палестинского государства между Израилем и Иорданией было бы катастрофой… Такое государство стало бы рассадником экстремизма, и любой мирный договор развалился бы, поскольку движение ХАМАС (неважно, в результате выборов или насильственным путём) неизбежного пришло бы там к власти. Тогда Израилю снова бы пришлось взять этот регион под свой контроль». Из этого Даян делает следующий вывод: «Мы планируем расширять уже существующие еврейские поселения в Иудее и Самарии и создавать новые».
Этот аргумент по-прежнему остаётся в силе. Так, в январе председатель партии «Еврейский дом», министр образования Нафтали Беннет предостерёг от возникновения государства по типу ИГИЛ рядом с автомагистралью № 6, которая частично проходит близко к границе с Западным берегом, если Израиль, помимо строительства поселений, не аннексирует большую часть этой территории.
В глазах многих израильтян подобные доводы выглядят убедительными, хотя бы уже только потому, что многие помнят последствия ухода Израиля из Сектора Газа в 2005 году. Как известно, палестинцы отреагировали на уход из Газы отнюдь не демонстрацией дружбы. Более того, два года спустя движение ХАМАС захватило власть в Секторе Газа и превратило его в плацдарм для террористических ракетных обстрелов. Следствием этого стали три вооружённых конфликта. Повторение этого сценария на Западном берегу, то есть в непосредственной близости от Большого Тель-Авива и прямо у ворот Иерусалима, было бы ещё большим кошмаром. До тех пор пока прекращение строительства поселений будет восприниматься как начало ухода с Западного берега, эта мера не получит широкой поддержки в израильском обществе.
Тем не менее в настоящее время формируется новый фронт противников широкомасштабного расширения поселений. Его представители опасаются, что такое расширение лишило бы Израиль возможности физически размежеваться с палестинцами, вынудило бы его перенять ответственность за палестинское население на Западном берегу и в конце концов привело бы к созданию бинационального государства. Свои опасения они аргументируют тем, что это государство было бы вынуждено выбирать между равноправием для всех своих граждан, то есть фактической утратой своего еврейского характера, и постоянной дискриминацией палестинцев, проживающих на Западном берегу.
Это требование не означает, что сторонники размежевания между Израилем и палестинцами в принципе осуждают поселения. Они являются прагматиками, которые защищают своё представление о том, в чём заключаются коренные интересы израильтян. Поэтому они считают, что Израиль должен ограничить строительство поселений более-менее крупными городами или блоками поселений, которые остались бы в его составе даже в случае заключения мирного договора.
Кстати, двумя самыми крупными поселениями являются города Модиин-Илит (65000 жителей) и Бейтар-Илит (50000 жителей), в которых проживают ультраортодоксы. Затем идут Маале-Адумим, Ариэль и Гиват-Зеэв (38000, 19000 и 17000 жителей соответственно). В этих пяти городах проживает почти половина всех поселенцев. Даже те израильтяне, которые готовы пойти на компромисс, фактически сходятся во мнении, что такие города, так же как и многие населённые пункты меньшего размера, не должны быть эвакуированы в случае заключения мирного соглашения. Это относится и к порядка 300000 израильтян, которые проживают в кварталах Иерусалима за пределами старых линий прекращения огня. По некоторым оценкам, хотя в случае подписания мирного договора Израиль мог бы эвакуировать большую часть из порядка 120 поселений на Западном берегу, однако это коснулось бы максимально 20 процентов поселенцев. Внутриполитически такое решение было бы трудно реализовать, но при этом ни поселения, ни поселенцы не подвергаются осуждению.
Сторонники размежевания с палестинцами – это не только и, возможно, даже не в большинстве своём представители классического левого лагеря. Эта идея глубоко укоренена и в среде тех, кто придерживается центристских позиций. Так, в декабре прошлого года бывший министр иностранных дел Ципи Ливни высказалась за дальнейшее строительство в блоках поселений, но в то же время предостерегла от строительного бума в отдалённых поселениях. Многие эксперты в области безопасности придерживаются аналогичного мнения. В прошлом году было создано движение «Генералы за безо­пасность Израиля», участниками которого являются более 200 бывших генералов армии и полиции, а также бывших руководителей израильских спецслужб. Как заявляют члены этого движения, одна из его целей – сохранение надёжного еврейского большинства и демократического характера Израиля путём размежевания с палестинским населением Западного берега. Для достижения этой цели бывшие генералы требуют от правительства разработать план, который позволил бы Израилю перехватить политическую инициативу. В то же время это движение считает, что пока мир с палестинцами не достигнут, Израиль должен принимать односторонние меры по борьбе с терроризмом. К таким мерам относится и завершение строительства забора безопасности, который отделяет израильскую территорию и блоки поселений от остальной территории Западного берега.
При этом движение генералов выступает под девизом, который сводит их представления к ёмкой формуле: «Безопасность сейчас – мир потом». Пока что ни одна из политических партий не сделала эту формулу центральным элементом своей программы. Изменится ли эта ситуация до следующих выборов, покажет время.

wst