16-й год выпуска № 8 / 26 августа 2016 | 22 ава 5776

Поэт и женщины

Выставка в Гамбурге посвящена женщинам, окружавшим Генриха Гейне

Мориц Пилер

Генриха Гейне нельзя назвать заурядной личностью: крещёный еврей, который никак не мог порвать со своим еврейством, саркастический романтик, наверное, самый читаемый немецкий поэт, который в то же время подвергался в Германии ожесточённым нападкам и провёл большую часть своей жизни в Париже. Поэтому нет ничего удивительного в том, что в его окружении тоже было немало необычных людей.
Одному из аспектов этой темы посвящена проходящая в гамбургском Доме Ениша выставка «Женщины во времена Гейне», которая продлится до 23 октября. Она подробно рассказывает о женщинах, которые имели непосредственное отношение к Гейне. В то же время выставка даёт представление о положении женщины в обществе и женском эмансипационном движении того времени.
Среди женщин, о которых рассказывает выставка, было две еврейки, которые на каком-то этапе своей жизни перешли в христианство. Одна из них, еврейская интеллектуалка Рахель Варнхаген фон Энзе (1771 – 1833), крестившаяся в возрасте 43 лет, была хозяйкой литературного салона на улице Егерштрассе рядом с площадью Жандарменмаркт в Берлине. Его часто посещали выдающиеся умы той эпохи, в том числе и Генрих Гейне. Такие салоны, как тот, который содержала Рахель Варнхаген (урождённая Левин), в некотором смысле способствовали и эмансипации евреев, ведь в них встречались люди разных религий и сословий.
Одной из наиболее ярких фигур своего времени (и в окружении Гейне) была писательница Фанни Левальд (1811 – 1889), которая в 18-летнем возрасте перешла в христианство. Левальд, происходившая из семьи кёнигсбергских коммерсантов, не желала мириться с нормами того времени. Она писала о женской и еврейской эмансипации и умело провоцировала скандалы.
Среди поклонниц Гейне встречаются и громкие имена, например, императрица Елизавета Австрийская, которая, во многом благодаря легендарному образу Сисси (как её ещё называли), созданному актрисой Роми Шнайдер, после смерти стала символом трагики и романтики. Планы императрицы установить на свои средства памятник Гейне в его родном городе Дюссельдорфе не были осуществлены, поскольку натолкнулись на активное сопротивление со стороны антисемитских кругов. Она не только писала стихи, навеянные поэзией Гейне, но и даже посетила после смерти поэта его сестру в Гамбурге. Рассказывают, что та была так напугана визитом столь высокопоставленной особы, что, перепутав флаконы, вместо одеколона надушилась бренди.
Несмотря на то что Гейне окружало такое количество высокообразованных дам, женился он на женщине, которая была намного моложе его и которую трудно было назвать интеллектуалкой. На выставке посетитель узнаёт, что поэт постоянно жаловался на бурный темперамент своей супруги и её расточительность. В свою очередь Матильда, как звали супругу Гейне, была не вполне уверена в поэтическом таланте мужа. Об этом свидетельствует цитата, приведённая на выставке: «Мой муж постоянно писал стихи. Но я не думаю, что они были так уж хороши, ведь он всегда был ими недоволен».
Кстати, имя Матильда она получила от Гейне. Её настоящее имя было Огюстина Кресанс. На надгробье супругов Гейне на парижском кладбище Монмартр о ней напоминает лишь скромная надпись «Фрау Гейне». Впрочем, причиной, побудившей Гейне заняться литературной деятельностью, была не супруга, а его несчастная любовь к своей двоюродной сестре Амалии Фридлендер, которая не ответила ему взаимностью. Последние годы жизни поэта прошли под знаком любви, судя по всему, платонической, к Элизе Криниц, которую Гейне любовно называл «Муш» («мушка»), так как на её личной печати была изображена муха.
Куратор гамбургской выставки д-р Беата Боровка-Клаусберг говорит о двойственном отношении поэта к женщинам. С одной стороны, Гейне вполне сочувственно относился к движению за права женщин. «Его высказывания по поводу прав женщин свидетельствуют о том, что он был сторонником изменения законодательства в смысле предоставления женщинам равных прав с мужчинами, в том числе и в политике», – рассказывает она. С другой стороны, как говорит Боровка-Клаусберг, которая также выпустила книгу к выставке, «его высказывания о писательницах были иногда весьма пренебрежительными».
Как бы то ни было, несмотря на склонность к меланхолии, Гейне часто именно в общении с женщинами был шутливым и весёлым. Он очень любил свою мать Бетти и сестру Шарлотту, о чём свидетельствуют его многочисленные письма. Знаменитое стихотворение Гейне «Ночные мысли» также обращено к матери, хотя его основной темой является тоска по страдающей от политических неурядиц родине. Кстати, его горячо любимая мать, происходившая из уважаемой голландско-еврейской семьи, была не в восторге от профессии, которую выбрал её сын, поскольку считала, что это «самое ужасное, что может быть». Однако это нисколько не уменьшило глубокую привязанность поэта к матери.