16-й год выпуска № 8 / 26 августа 2016 | 22 ава 5776

Точка отсчёта

Летняя академия ЦСЕГ была посвящена еврейской жизни в послевоенной Германии

Барбара Гольдберг

Разгром «Третьего рейха», которым завершилась Вторая мировая война, стал для Германии точкой отсчёта, ознаменовавшей начало трудного процесса строительства нового немецкого общества. Для евреев уничтожение нацистской машины смерти, которой, к сожалению, удалось избежать лишь немногим, стало переломным событием особой важности. Евреи, которые сразу после окончания войны находились на территории Германии, в большинстве своём были бывшими узниками концлагерей, освобождёнными в Германии или прибывшими туда после освобождения из Восточной Европы и искавшими прибежища в лагерях для перемещённых лиц. Кроме того, в Германии находилось небольшое число немецких евреев, прежде всего тех, кто пережил нацистские преследования, находясь на нелегальном положении.
Подавляющее большинство из них хотело как можно скорее покинуть страну нацистских преступников. К началу 50-х годов большая часть евреев так и сделала. Те же, кто решил остаться в Германии, долгие годы сомневались в правильности своего решения.
В прошлом месяце во Франкфурте-на-Майне прошла летняя академия отдела образования Центрального совета евреев в Германии «Еврейский взгляд на послевоенную Германию», посвящённая развитию еврейского сообщества после 1945 года. «Эта тема буквально напрашивалась сама собой, поскольку история возрождения еврейской жизни в послевоенной Германии всё больше забывается, а иммигранты из бывшего Советского Союза совсем ничего не знают об этом», – сказал научный директор отдела образования профессор, д-р Дорон Кизель.
Разобраться в этой сложной теме участникам летней академии помогли литературные произведения и фильмы. Однако ничто не могло сравниться по достоверности с рассказами очевидцев событий. Например, Меер Шанковер из Франкфурта так описал своё детство в лагере для перемещённых лиц в баварском Фёренвальде: «Мы находились не в Германии. Мы жили экстерриториально и не имели никаких контактов с местными жителями. Мы находились под управлением». Он рассказал, что в паспортах, выданных обитателям лагеря, в графе «подданство» стояло «иностранец без гражданства». «Мы во многих отношениях были лишены корней», – добавил ещё один житель Франкфурта Самми Вайнбергер, который потерял во время Холокоста 70 родственников.
«Наши родители боялись немецких властей, немецких врачей», – рассказала одна пожилая женщина, сидевшая в зале. При этом речь шла о послевоенном времени. «Вы дома говорили о Холокосте?» – спросила у очевидцев событий руководитель отдела образования Сабена Донат. В ответ все они отрицательно покачали головой. Однако то, о чём молчали пережившие Холокост, продолжало оказывать влияние на следующие поколения. «Истории наших родителей, наших бабушек и дедушек – это всё ещё наши истории», – сказала, исходя из собственного опыта, Сабена Донат.
Ещё одной темой летней академии была деятельность еврейского юриста Фрица Бауэра. Бауэр родился в 1903 году в Штутгарте. В 1936 году он бежал в Данию, а затем в Швецию. В 1949 году Бауэр вернулся в Германию и в 1956 году был назначен главным прокурором Гессена. На этом посту он внёс решающий вклад в то, что в 60-е годы эсэсовцы, «служившие» в Аушвице, предстали перед судом (так называемые Франкфуртские процессы).
Во время летней академии в качестве очевидца событий выступил Герхард Визе, который был одним из прокуроров, участвовавших в этих процессах. Он откровенно рассказал, что в первые годы после окончания Второй мировой войны не верил фотографиям из концлагерей и рассказам о том, что там происходило. Однако после того как Бауэр поручил ему выступить на процессах в качестве одного из обвинителей, он осознал чудовищную реальность нацистских преступлений. Визе рассказал о том, как свидетели, в основном бывшие узники Аушвица, впервые после войны в зале суда снова встречались со своими бывшими мучителями, как некоторые из них отрешённо давали показания, как будто речь шла не о них, в то время как другие свидетели не выдерживали бремени нахлынувших на них воспоминаний.
Заслуги Бауэра нисколько не умаляет тот факт, что по завершении процессов некоторые из обвиняемых были оправданы. «Что двигало этим человеком?», – спросил профессор Кизель. Отвечая на этот вопрос, научный сотрудник Института имени Фрица Бауэра во Франкфурте сказал: «Бауэр был патриотом и политически мыслящим гуманистом. С одной стороны, он критически относился к немцам и считал, что их нужно перевоспитывать, однако, с другой стороны, он с оптимизмом смотрел в будущее, возлагая надежды прежде всего на молодёжь».
Благодаря участию в летней академии Димитриус Бергер осознал, как мало он знает о своей собственной семье. Бергер родился в бывшем СССР и в настоящее время изу­чает медицину на севере Германии. Студент Йорг, работающий в органах юстиции и являющийся членом либеральной еврейской общины Мюнхена, внимательно следил за докладами и беседами. По его словам, в этом году благодаря летней академии он за короткое время узнал очень много нового. Многие молодые участники этого мероприятия сказали, что не понимают, как люди, пережившие Холокост, могли остаться в Германии.
«Тот, кто хочет здесь жить и развивать еврейскую идентичность, должен знать политические, культурные и исторические аспекты этой темы», – считает Дорон Кизель. Возможно, только так можно понять, сколько мужества и воли к жизни потребовалось этим первым еврейским гражданам, чтобы прижиться в этой стране и построить в ней новую еврейскую жизнь. Благодаря заложенному ими фундаменту сегодняшнему поколению евреев намного проще чувствовать себя частью Германии и при этом с гордостью сохранять свою еврейскую идентичность.