16-й год выпуска № 3 / 24 марта 2016 | 14 адара II 5776

Мост между прошлым и настоящим

Важный вклад израильской археологии в изучение еврейской истории

Пожалуй, ни в одной другой стране мира археология не привлекает к себе такого внимания общественности, как в Израиле. Новые находки и результаты исследований регулярно становятся газетной сенсацией и часто не сходят с первых полос.
И это понятно, ведь практически ни в одном другом месте мира далёкое прошлое не играет такой важной роли для самосознания страны и идентичности её жителей. Для народа, который спустя две тысячи лет вновь обрёл суверенитет и возродил национальный очаг на исторической родине, артефакты, открытые археологами, являются не пыльным антиквариатом, а прямым мостом между прошлым и настоящим. А так как Израиль – колыбель еврейства, связь между историей и современностью имеет значение и для всего еврейского мира.
Неудивительно поэтому, что археологические работы играли важную роль уже в первые десятилетия основанного в 1948 году государства. Выдающимся примером этому являются проводимые под руководством всемирно известного археолога и бывшего начальника Генерального штаба израильской армии Игаэля Ядина раскопки в Масаде, крепости у берегов Мёртвого моря, оказавшей ожесточённое сопротивление превосходящим силам римлян во время Великого восстания (66-73 гг. н. э.). В Масаде, имеющей символическое значение, сейчас принимают присягу солдаты боевых частей израильской армии, а слова «Второй раз Масада не падёт» прочно вошли в израильское коллективное сознание.
После Шестидневной войны 1967 года израильские археологи получили доступ к ранее недоступным для них районам. Важнейший пример – исторический Иерусалим, включая периоды Первого и Второго храмов. Археологи уже тогда воспользовались открывшимися перед ними возможностями и продолжают свои изыскания до сих пор. Кроме того, сейчас применяются новые методы поиска и изучения археологических памятников, что позволяет сделать новые открытия. Это касается не только больших возможностей для датировки при помощи радиоуглеродного анализа. Израильские учёные использовали такие принципиально новые технологии, как магнитометрическое сканирование и радиоволновое исследование почвы для поиска объектов под землей.
Не следует опасаться, что археологические сокровища иссякнут в обозримом будущем. Уже сейчас в Израиле насчитывается почти 30000 официальных мест археологических раскопок. И к ним постоянно присоединяются новые. Часто к этому приводят инфраструктурные и строительные работы. Прежде чем запустить тяжелую строительную технику, сотрудники Управления древностей проверяют территорию. В большинстве случаев, если обнаружены археологические артефакты, их фотографируют и документируют. При необходимости проводят раскопки. Находки передаются в Управление древностей для дальнейших исследований. «Большинство мест раскопок мы опять отдаём под строительные проекты», – говорит д-р Йехиель Зелингер, археолог-исследователь Управления древностей. Таким образом, в хранилищах Управления древностей скапливается столько археологических объектов, что ими легко можно наполнить сразу несколько музеев.
Однако не все раскопки засыпаются. Так, несколько лет назад во время подготовки строительного проекта в Модиине была обнаружена синагога времен Второго храма. И хотя это была не первая синагога того периода, но три синагоги, найденные ранее, находились в местах убежища бойцов Великого восстания в Масаде и Гамле или в царском дворце Ирода Великого (Иродионе). Модиинская же синагога была открыта в абсолютно нормальной сельской местности. Это важное свидетельство того, что синагоги были частью еврейской повседневной жизни ещё до разрушения Второго храма в 70 году. В те времена они являлись, однако, не домом молитвы, а местом изучения Торы и учёных диспутов. Эту важную находку не снесли, чтобы построить жилые дома. Наоборот, были изменены строительные планы.
Естественно, библейское время находится в центре общественного интереса к археологии, которая постоянно обогащает наши знания об этой эпохе и дарит нам удивительные открытия. Так, в 2007 году во время раскопок у горы Сион, проводимых под руководством д-ра Зелингера, за пределами юго-западной части сегодняшней стены Старого Иерусалима были обнаружены остатки массивной, достигающей толщины в три метра городской стены периода Второго храма. Это позволило, наконец, разгадать археологическую загадку и определить границы Иерусалима той эпохи. Как оказалось, город был в два с половиной раза больше, чем ранее предполагали археологи. Это стало историческим открытием огромного значения.
Однако Иерусалим был не только большим, но и, как и положено столице, относительно зажиточным городом. Это подтверждают не только находки относительно больших зданий, но и анализ костей животных того времени. Как выяснили археологи, иерусалимские жители питались мясом годовалых овец и двухлетних коров и были, можно сказать, гурманами. Находки костей во внутренних районах страны, в которых находились преимущественно аграрные поселения, наоборот, показывают, что их жители не только ели меньше мяса, чем иерусалимцы, но и забивали на мясо более старых животных. То есть крупный и мелкий рогатый скот многие годы использовался для сельскохозяйственных нужд, а затем уже употреблялся в пищу – типично для бедной аграрной области. Такие находки дают представление о социологии библейской эры.
Археология позволяет также проследить распространение еврейского или раннего протоеврейского населения. Так, доказано, что израильтяне заселяли область Иерусалима уже в Х веке до н.э., то есть приблизительно ко времени завоевания Иерусалима царём Давидом. Доказательством проживания древних израильтян в городе служат сосуды с типичными для них признаками. Приход протоеврейских жителей в Иерусалим ознаменовал собой одновременно и завершение длительного исторического процесса. Согласно археологическим данным, первые поселения древних израильтян начала железного века (приблизительно 1200 год до н.э.) возникли севернее Иерусалима, а затем уже в Иерусалиме и далее к югу от него.
Артефакты Первого храма, построенного царём Соломоном, до сих пор не обнаружены. Если они и находятся под Храмовой горой, их не удастся раскопать в обозримом будущем. Чтобы избежать конфликтов с исламским миром, Израиль отказывается от раскопок на Храмовой горе, на которой сейчас стоит мечеть Аль-Акса. Однако археологические находки подтверждают разрушение Иерусалима и Первого храма в 586 году до н.э. Этим временем археологи смогли датировать слой пожарища в Иерусалиме. Очевидно, это следы пожара, устроенного вавилонскими войсками в городе, жертвой которого пал и Храм.
Другая глава еврейской истории на земле Израиля – экспансия на запад Маккавейского царства, основанного во II веке до н.э., – напротив, подтверждена археологическими находками. По словам д-ра Зелингера, в точно датируемых остатках еврейских поселений можно найти не только миквы (резервуары для ритуального омовения), но и, по сравнению с нееврейскими поселениями, множество каменных сосудов в частных домах. Это объясняется тем, что согласно Галахе глиняные сосуды вбирают в себя нечистоту умерших, поэтому их выбрасывали каждый раз, когда в доме кто-то умирал. Напротив, каменные сосуды, хотя их изготовление и было намного более дорогостоящим, достаточно было промыть после смертного случая, и поэтому их приобретение оказывалось долгосрочно более выгодным.
В задачи археологической науки не входит доказательство или опровержение библейского повествования. И всё же, как говорит д-р Зелингер, многие данные Библии находят подтверждение в еврейской истории древнего Израиля.
Интересно также сравнить результаты современной археологии с произведениями еврейского историка Йосефа бен Матитьяху, потомка священнического рода и предводителя еврейских повстанцев в Галилее во время Великого восстания, сдавшегося римлянам, поступившего к ним на службу и принявшего затем римское имя Иосиф Флавий. Как считает д-р Зелингер, к изложению политических событий Флавия следует относиться с осторожностью, так как он старался передавать точку зрения своих римских господ или, по меньшей мере, не гневить их. Однако при описании мест и объектов его труды оказываются на удивление точными. Так, например, его описание древнего порта Кесарии было полностью подтверждено подводными раскопками.
В 2013 году в канале между археологическим парком «Град Давида» и водоёмом Шилоах были обнаружены три котла и одна керамическая масляная лампа. По мнению Управления древностей, эти находки совпадают с рассказом Иосифа Флавия о голоде, постигшем Иерусалим в результате римской осады во время Великого восстания. Тогда, как пишет Флавий, люди, боясь, что повстанцы, защищавшие город, отберут у них продукты, прятали их и съедали затем в укромных местах, например, в канале.
С 1968 года подтверждено еще одно свидетельство историка: во время раскопок у южной стены Храмовой горы был найден блок известняка с надписью «ле-бейт ха-ткия» («к дому трубления»). Как пишет Иосиф Флавий в своей книге «Иудейская война», это было место в Храме, откуда священники трубили в трубы, возвещая о наступлении или исходе Шаббата. Между прочим, о начале Шаббата и сейчас объявляется трублением, правда, не труб, а сирен.

wst