16-й год выпуска № 1 / 29 января 2016 | 19 швата 5776

В принципе серьёзная тема

Отдел образования Центрального совета евреев в Германии провёл конференцию, посвящённую еврейскому юмору

Барбара Гольдберг

Около 200 человек приняли участие в конференции «А этот знаешь? Еврейский юмор как способ восприятия мира», которая прошла в декабре во Франкфурте-на-Майне. «Это для нас рекорд!» – с радостью сказала руководитель отдела образования ЦСЕГ Сабена Донат, которая организовала это мероприятие вместе с научным директором отдела профессором Дороном Кизелем. «Это неудивительно, так как нет более еврейской темы, чем юмор», – добавила она. Уже за несколько недель до этого организаторы конференции получили огромное количество писем и компакт-дисков с анекдотами и забавными историями. Кроме того, из всех общин Германии звонили люди, чтобы рассказать свой любимый анекдот. «Разумеется, такая конференция даёт нам возможность вместе посмеяться», – подчеркнул Дорон Кизель. Однако целью этого мероприятия было далеко не только приятное времяпровождение в весёлой компании. Поэтому, как сказал в своей приветственной речи председатель правления еврейской общины Франкфурта-на-Майне профессор Саломон Корн, особенностью этой конференции был «контраст между научным анализом и многообразием анекдотов, которые мы знаем из своей собственной жизни».
Франкфуртский социолог и социальный психолог Тильман Аллерт, который выступил на конференции с вводным докладом, посвятил свою научную деятельность изучению феномена юмора, который только на первый взгляд кажется тривиальным и повседневным. Ему удалось не только выявить здравомыслие и жизненную мудрость, скрытые в юморе, но и показать многослойность такого казалось бы повседневного явления, как шутки и смех. Сначала Аллерт объяснил, что юмор и анекдот – это два разных феномена. Юмор он определяет как «жизненную диспозицию» или психическую готовность человека к восприятию того хаоса, который мы называем действительностью. Под анекдотом же он понимает законченную историю, ситуативно востребованный тип текста, в котором в сжатой форме выражается представление о предопределённости человеческого существования и всегда речь идёт о ком-то отсутствующем, чья самоуверенность, переоценка собственных возможностей и, как правило, фиаско являются поводом для смеха. При этом личность самого рассказчика остаётся за рамками повествования. Совсем иначе дело обстоит с юмором, качество которого выражается прежде всего в способности человека смеяться над самим собой. Поэтому, по мнению Аллерта, юмор – это своего рода способ «самолечения или самоутешения» и «экзистенциальная необходимость». Он убеждён, что «юмор преодолевает тенденцию к одиночеству». Аллерт даже видит в юморе метафизический аспект: «С помощью юмора обновляется союз с божественной инстанцией, который в моменты отчаяния может оказаться на грани разрыва».
Если хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах! Франкфуртский раввин Юлиан Хаим Суссан включил этот и многие другие анекдоты в свой доклад, посвящённый юмору в Торе. Например, имя праотца Ицхака можно рассматривать как шутку, которую Бог позволил себе в отношении людей. Дело в том, что в переводе с иврита эта имя означает «он будет смеяться», что, возможно, является намёком на недоверчивый смех Сарры, которым она отреагировала на сообщение ангела о том, что скоро забеременеет и родит ребёнка, хотя на тот момент ей было уже больше 90 лет. Таким образом, имя её сына всегда напоминало ей о том, что она судила о возможностях Бога, исходя из человеческих представлений. Раввин Суссан также сказал, что уверен в целебных свойствах юмора. «Главный смысл заповеди биккур-холим (посещение больных) заключается в том, чтобы вызвать у больного смех», – рассказал он. В высшей степени целебный эффект имел и его собственный доклад, так как Суссан оказался прекрасным рассказчиком анекдотов с большим актёрским талантом.
Однако и он не смог дать исчерпывающего ответа на вопрос, который в той или иной степени присутствовал во всех докладах и семинарах: является ли юмор специфически еврейским качеством. Иными словами: существует ли специфически еврейский юмор? На этот вопрос не было дано ни однозначно положительного, ни тем более однозначно отрицательного ответа. Подводя итоги трёхдневной совместной работы, руководители конференции Сабена Донат и Дорон Кизель сказали, что существует нечто вроде специ­фически еврейского «типа юмора», который выработался в специфических условиях существования еврейского меньшинства. «Умение смеяться, в том числе и над самими собой, – это то, что оказало огромное влияние на жизнь каждого из нас», – сказал Кизель. Наверное, это объясняется тем, что евреи нуждались в юморе, возможно, больше, чем кто-либо другой. Как рассказала в своём докладе специалист по миграционным проблемам Дарья Клингенберг из Франкфурта-на-Майне, «шутки и анекдоты могут описывать социальные недостатки более точно и сжато, чем любая научная работа». За минувшие века евреям не раз приходилось сталкиваться со скрытыми или открытыми формами дискриминации. По мнению Клингенберг, юмор – это социальный ресурс, помогающий в шутливой форме преодолевать собственную ранимость». Клингенберг, которая сама приехала из бывшего Советского Союза, исследовала, например, интернет-платформу, на которой молодые еврейские иммигранты из бывшего СССР, живущие по всему миру, обсуждают свои проблемы с родственниками, друзьями и коллегами. С её точки зрения, эта платформа представляет собой крайне интересный «транснациональный кладезь общих знаний о мире». При этом юмористически утрированное и преувеличенное изложение пережитых событий помогает переработать скрытые в них обиды. «Со временем эти болезненные переживания превращаются в истории, которые охотно рассказываются снова и снова», – констатировала Клингенберг. Таким образом, юмор – это своего рода программа самозащиты души или, как спонтанно сказал один из слушателей, относящийся к поколению людей, переживших Холокост, «без смеха меня бы уже не было на свете!»