15-й год выпуска № 11 / 30 ноября 2015| 18 кислева 5776

Свидетельства скорби и надежды

Выставка в Берлине повествует о еврейской издательской деятельности в лагерях для перемещённых лиц

Карстен Диппель

В начале мая 1945 года, примерно через четыре недели после освобождения концлагеря Бухенвальд, выжившие евреи, теперь уже не заключённые, а «перемещённые лица», находившиеся под защитой союзников, выпустили газету на идише. Эта шестистраничная газета, называвшаяся «Тхиес ха-Мейсим» («Воскресение из мёртвых») не была набрана типографским шрифтом, а тщательно написана от руки.
Вслед за этой скромной газетой последовали сотни изданий, выпущенных после 1945 года в лагерях для перемещённых лиц: газеты и журналы, религиозная литература и песенники, воспоминания, сборники стихов и романы. Трудно себе представить, но именно здесь, в стране нацистских преступников, вскоре после освобождения возникла самобытная еврейская литература и публицистика. Располагая крайне скудными средствами, в тяжелейших условиях и, как правило, на плохой бумаге евреи, пережившие Холокост, создали целый калейдоскоп публикаций, в которых речь шла об их душевных травмах, надеждах, заботах и мечтах. Десятилетия спустя, в 2009 году, Берлинская государственная библиотека начала собирать эти публикации. Часть этой уникальной коллекции сегодня можно увидеть на выставке, проходящей в Берлинском еврейском музее.
Люди, пережившие Холокост, испытывали большую потребность в печатном слове. В лагерях для перемещённых лиц нашли временное пристанище около 250000 выживших евреев, которые не знали, куда им деваться, что произошло с их родными и близкими, когда они смогут двинуться дальше. Для обитателей лагерей, находившихся в состоянии неопределённости, новости, обмен информацией по бытовым, политическим и эмиграционным вопросам были столь же важны, как и любые, даже самые незначительные, проявления культурной жизни.
Евреи, оказавшиеся в лагерях для перемещённых лиц, которые в основном находились в американской и британской оккупационных зонах, считали себя «шеэрит ха-плета» («уцелевший остаток»), сообществом, объединённым единой судьбой. Это был отдельный мир со своей администрацией, который практически не имел ничего общего с окружающей немецкой культурой. Еврейское сообщество в лагерях для перемещённых лиц было очень разнородным в религиозном, социальном и языковом плане. Ортодоксальные евреи были в меньшинстве, и тем не менее в лагерях для перемещённых лиц действовало 20 ешив и других религиозных школ. Достать учебные материалы, необходимые для их работы, было трудно, поскольку в Европе большая часть соответствующих религиозных изданий была уничтожена нацистами. Поэтому религиозную литературу приходилось собирать по крупицам, а еврейские шрифты для новых изданий доставлять из Израиля.
Насколько разнообразным был мир этих публикаций на иврите и идише, демонстрируют представленные на выставке экспонаты из коллекции Берлинской государственной библиотеки. В этих публикациях речь шла об образовании, эмиграции, религии и традициях, и в особенности о ещё свежих душевных травмах, полученных в результате Шоа. Так, например, Шмуэль Гольбурт написал автобиографический роман «Дос гето ин фламен» о судьбе каунасского гетто, в котором погиб его брат, а Исраэль Каплан составил сборник фраз, выражений и кодовых слов, возникших в гетто и концлагерях, которые он называл новым еврейским фольклором.
В лагерях для перемещенных лиц возникли первые свидетельства о Холокосте. Такие важные исторические документы, как, например, так называемые книги памяти (йизкер), которые представляют собой важный источник сведений об уничтожении отдельных еврейских общин. В своём журнале «Фун лецтн хурбн» Центральная историческая комиссия в Мюнхене рассказывала о еврейской жизни во время Шоа. Эта комиссия собирала свидетельства очевидцев, документы, фотографии и воспоминания, которые позже легли в основу архива мемориального комплекса Яд Вашем.
Мечты выживших о новой жизни отражались уже в названиях публикаций: «Наш путь», «Наше мужество», «В пути». В них говорилось о надежде начать всё сначала в Израиле или Америке. Были созданы произведения различных литературных жанров, включая самобытную прозу. Например, книги происходившего из Литвы учителя и писателя Йозефа Дова Шейнзона стали значительным явлением литературного творчества в лагерях для перемещённых лиц.
Особое внимание уделялось воспитанию детей. Ещё летом 1945 года были открыты первые школы для детей, переживших Холокост. В их программу, помимо прочего, входили еврейская история и иврит. Многие готовились к переезду в Израиль. Молодёжные организации, создававшиеся в лагерях для перемещённых лиц, имели в основном сионистскую ориентацию. Создавались кибуцы, например, кибуц «Бухенвальд», где в 1948 году была издана пасхальная Агада, в которую вошли также сионистские песни и стихи. Среди экспонатов, представленных на выставке в Берлине, можно увидеть и карманный песенник, изданный в 1948 году движением «Тора и работа» и содержащий как светские, так и религиозные песни. Впечатляющие экспонаты из Берлинской государственной библиотеки знакомят публику с до сих пор малоизвестным миром еврейской литературы и публицистики эпохи скорби и перемен.