15-й год выпуска № 10 / 30 октября 2015 | 17 хешвана 5776

Интеграция по-израильски

Как опыт Израиля может пригодиться Европе в деле интеграции беженцев

Что делать с массовым наплывом беженцев? Как распределять новоприбывших? Насколько широко ЕС должен распахнуть свои двери? Эти и подобные вопросы интенсивно обсуждаются сейчас в Европе. Кроме того, возникает вопрос, как интегрировать тех беженцев, которые навсегда останутся в ЕС, ведь следует исходить из того, что для большей части из них Европа станет новым домом.
Готовых моделей успешной интеграции не существует, поскольку исходные условия всегда разные. Это можно сказать и про сегодняшний наплыв иммигрантов в Европу. Однако европейские государства могут извлечь уроки из интеграционной политики других стран, причём не только из успехов, но и из ошибок. Одна из таких стран – Израиль, который с момента своего основания принял 3,2 миллиона иммигрантов.
Конечно, можно было бы с полным основанием возразить, что между иммиграцией в Израиль и наплывом беженцев в ЕС существует фундаментальная разница. Израиль считает себя не страной иммигрантов, а исторической родиной еврейского народа, и поэтому предоставляет каждому еврею, а также лицам еврейского происхождения и членам их семей «право на возвращение». С сегодняшним массовым притоком беженцев в Европу дело обстоит совершенно иначе.
Тем не менее уроки израильской интеграционной политики, насчитывающей уже почти 70 лет, во многом применимы к нынешней ситуации в Европе. Поскольку Израиль предоставляет каждому еврею (за исключением пособников нацистов, преступников и людей, представляющих угрозу для общества) право на проживание и получение израильского гражданства, он не производит отбора среди потенциальных репатриантов. Это отличает еврейское государство от «классических» стран иммиграции, которые выдают иммиграционные визы в строгом соответствии с конкретными критериями, и позволяет проводить определённые параллели между Израилем и сегодняшней ситуацией в ЕС.
На протяжении почти семи десятилетий в Израиль приезжали люди со всех континентов, из разной культурной и языковой среды и с разным уровнем образования. Большинство из них – люди, пережившие Холокост, подвергавшиеся преследованиям евреи из арабских стран или иммигранты из Восточного блока – не имели средств к существованию. Лишь благодаря всеобъемлющей, последовательной и направленной на предупреждение проблем интеграционной политике, их интеграция в целом прошла успешно, хотя, возможно, и не во всех случаях идеально. Этот опыт может пригодиться и Европе.
В Израиле новоприбывший имеет право на целый ряд мер, призванных облегчить ему переходный период. В числе прочего к ним относятся финансовая помощь на первые шесть месяцев, медицинская страховка сроком на один год, денежная помощь на аренду жилья в течение четырёх лет, льготы на уплату подоходного налога и льготные ипотечные ссуды. Всё это помогает репатриантам найти своё место в обществе, избавляя их от необходимости параллельно с этим решать насущные проблемы.
Центральным элементом израильской интеграционной политики является ульпан. Обычно это слово переводится как «языковая школа», однако в действительности ульпан выполняет гораздо более широкие функции. В ульпане, который репатрианты могут посещать в течение 10 месяцев, они получают также знания о своей новой стране, причём речь идёт не только об истории, но и о социальных темах. Важным элементом занятий в ульпане является подготовка к повседневной жизни в израильском обществе со всеми её особенностями и сложностями.
Невозможно переоценить и значение центров абсорбции. Там репатриант получает всеобъемлющую помощь, так что ему не приходится терять время в ожидании «реальной» интеграции. Большинство центров абсорбции располагает собственным ульпаном. Как правило, срок пребывания в таком центре составляет шесть месяцев. Однако в особых случаях он может быть продлён, например, когда речь идёт об иммигрантах из Эфиопии, которые часто дольше нуждаются в помощи. Те, кто сразу находит квартиру, могут обойтись и без пребывания в центре абсорбции. Какой бы путь ни избрал иммигрант, всеобъемлющая помощь на начальном этапе является крайне важным фактором.
Кроме того, в Израиле осознают важность быстрой интеграции репатриантов в трудовую жизнь. Благодаря дотациям к зарплате работодатель может, ничем не рискуя, взять на работу иммигранта. Для многих репатриантов, которые позже сделали успешную карьеру, это было единственной возможностью найти свою первую работу.
Однако речь идёт не только о дотациях. В Израиле всегда осознавали, что знания, которые привозят с собой иммигранты, крайне важны для экономики и общества. Поэтому если и не для всех, то для многих репатриантов всегда было вполне реально найти работу по специальности. Это хорошо как для них самих, так и для страны. Предпосылкой для успешной трудовой интеграции являются чёткие, но в то же время достаточно либеральные правила признания иностранных квалификаций и приобретённого на родине профессионального опыта.
Означает ли это, что в Израиле всё прекрасно? Нет, это не так, и никто этого не утверждает. Например, практически каждому репатрианту приходилось сталкиваться с изматывающей нервы израильской бюрократией. Однако ошибки совершались не только бюрократическим аппаратом, но и политиками и обществом в целом. В качестве примера можно привести ошибки при распределении иммигрантов. В первые десятилетия после провозглашения Израиля малоимущие иммигранты направлялись в новые города на периферии. В результате эти города до сих пор отстают в развитии от населённых пунктов в центре страны. Поэтому их официальное название, «города развития», невольно воспринимается как ирония. Кроме того, коренные израильтяне не всегда с пониманием относились к культуре некоторых групп иммигрантов. Во многих случаях это приводило к отчуждению, которое до сих пор не удалось полностью преодолеть. Группы репатриантов из другой культурной среды, которые вели традиционный, религиозный образ жизни, не желали перенимать светский образ жизни первых поселенцев, как это от них ожидалось, и считали это требование высокомерным. Сегодня позиция общества изменилась. Общим знаменателем являются иврит и технологические требования современной жизни, однако при этом каждый израильтянин свободен в выборе своей культурной и языковой идентичности.
В том, что касается организационных вопросов, опыт Израиля показывает, что интеграционная работа не может привести к желаемому успеху без экспертов, которые не только хорошо знают своё дело, но и знакомы со спецификой разных групп иммигрантов. Не случайно в Израиле было создано специальное министерство алии и абсорбции, причём в тот же день, когда было провозглашено еврейское государство. Помощь иммигрантам оказывает и ряд неправительственных организаций, и в первую очередь Сох­нут. Универсальных решений практически не существует. Например: как лучше всего организовать помощь детям-репатриантам, родители которых ввиду незнания языка не в состоянии помочь им в учёбе? Что лучше: отправить их в интернат, чтобы ускорить их интеграцию, или всё же оставить их дома, чтобы не отрывать их от семьи? Разумеется, решение в каждом конкретном случае должно приниматься индивидуально, но при этом необходимо, чтобы оно базировалось на солидных знаниях.
Конечно, интеграционная работа в Израиле не застрахована от ошибок. Так, в начале 90-х годов по Израилю разошлась история о приехавшей из СССР профессоре университета, которой сотрудники центра абсорбции пытались объяснить, как работает слив в туалете. Абсурдные случаи, подобные этому, не помешали иммигрантам из СССР и постсоветского пространства внести успешный вклад в создание израильской индустрии высоких технологий, которой сегодня восхищается весь мир. Однако есть люди, которым в результате некомпетентности отдельных помощников были нанесены куда более глубокие душевные раны. Очевидно, что профессионализм и образование необходимы на всех уровнях интеграционной работы.
Это не означает, что израильская модель полностью применима к нахлынувшей на Европу волне беженцев, так как в данном случае предпосылки существенно отличаются друг от друга. Однако Израиль разработал целый ряд крайне эффективных интеграционных механизмов. За многие десятилетия эта страна накопила большой практический и в целом успешный опыт интеграции, хотя, конечно же, не обошлось и без ошибок. А, как известно, на ошибках можно многому научиться. Поэтому интеграция репатриантов является в Израиле предметом постоянного научного изучения и анализа. Таким образом, помимо практического опыта, были накоплены обширные теоретические знания. Поэтому европейским политикам вполне имеет смысл познакомиться с израильским опытом интеграции иммигрантов.

wst