15-й год выпуска № 9 / 25 сентября 2015 | 12 тишрея 5776

Семь городов

Студенческая выставка в Мюнхенском еврейском музее рассказывает о еврейской жизни в Европе, причём не только в крупных городах

Рожика Фаркаш

Первое, что бросается в глаза посетителям выставки «Еврейская Европа сегодня», которую можно посмотреть на первом этаже Мюнхенского еврейского музея до 14 февраля 2016 года, – эта ярко-синие шезлонги и пляжные зонтики, розовые передники для кухни, разноцветные облака и светло-жёлтый дом. Создаётся впечатление, что еврейская жизнь – это нечто приятное и весёлое, по крайней мере на первый взгляд. Чтобы собрать материал для выставки студенты-этнологи Мюнхенского университета Людвига-Максимилиана посетили семь европейских городов, где познакомились с жизнью местных еврейских общин.
Для этого у молодых исследователей было совсем немного времени: в каждом из выбранных городов они провели от одной до двух недель. Тем не менее благодаря усилиям куратора Ульрике Хайкаус и берлинского дизайнерского бюро «хецвайц» выставка получилась красивой и интересной. На ней посетители могут узнать ряд неожиданных фактов. Дополнительно к выставке по вторникам с 19 до 21 часа проводятся доклады, некоторые из которых имеют такие провокационные названия, как, например, «Безродные космополиты. О невидимых людях, големах и еврейской субкультуре» или «Еврейское наследие между коммерцией и сохранением памяти».
В том, что на выставке представлены такие города, как Лондон, Варшава и Будапешт, – нет ничего удивительного, ведь они были или до сих пор являются важными центрами европейского еврейства. А вот решение включить в выставку Марбелью, Стамбул, Рейкьявик и Умео вполне можно назвать оригинальным. Умео? Так называется город на севере Швеции с более чем стотысячным населением и еврейской общиной («юдиска фёренинген»), насчитывающей всего 30 человек. Вот уже несколько лет они проводят свои встречи в «Жёлтом доме». Эта крошечная община старается привлекать к себе как можно меньше внимания. Помимо прочего мы узнаём, что на Крайнем Севере летом и зимой возникает курьёзная проблема с определением начала и окончания Шаббата. Это связано с тем, что летом солнце практически не заходит, а зимой – практически не восходит.
В Марбелье, которую на выставке символизируют вышеупомянутые шезлонги и пляжные зонтики, в летние месяцы численность евреев увеличивается в три раза за счёт туристов. В это время отели, рестораны и супермаркеты подстраиваются под потребности туристов, соблюдающих кашрут. Однако и на жизнерадостном побережье Коста-дель-Соль еврейская жизнь не такая безоблачная, как кажется: из-за конфликта в Секторе Газа и распространяемых СМИ антиизраильских настроений в 2014 году еврейская община даже отменила свой летний праздник.
Во время своего пребывания в Марбелье молодым исследователям удалось побеседовать с раввином и правлением общины. При этом у студентов создалось впечатление, что их интерес к еврейской жизни в этом городе был воспринят сдержанно и с некоторым недоверием.
Жизнь немногих евреев, проживающих в Исландии, тоже не всегда можно назвать весёлой. Это островное государство, население которого составляет всего 330000 человек, было одной из первых стран, признавших независимое Палестинское государство. Время от времени здесь имеют место антиизраильские протесты, например, по случаю футбольного матча между сборными Исландии и Израиля. В Рейкьявике еврейская жизнь практически незаметна, религиозные праздники отмечаются в кругу семьи. Хозяйка комнат, в которых жили мюнхенские студенты, была удивлена, когда узнала, что они хотят познакомиться с еврейской жизнью города. «Я и не знала, что здесь есть евреи», – сказала она.
Центральным элементом еврейской жизни Стамбула является язык: маленькая кучка евреев пытается сохранить ладино, еврейский вариант испанского. Ладино был языком испанских евреев, которые после их изгнания из Испании привезли его в другие страны, в основном в Османскую империю. Сегодня в 15-миллионном Стамбуле проживает всего несколько сот евреев, говорящих на ладино. Однако они делают всё для того, чтобы сохранить свой язык, и даже издают свой собственный журнал «Аманесер», стопка экземпляров которого выложена на выставке.
Для сегодняшнего Будапешта, в котором расположена самая большая синагога и проживает одна из самых больших еврейских общин Европы, характерен контраст между популярностью старого еврейского квартала с его многочисленными кафе, барами и клубами, интересом туристов к местам, связанным с еврейской жизнью, и распространёнными сегодня ксенофобией и антисемитизмом. На выставке венгерскую столицу символизирует «Бар Будапешт».
В Варшаве студентов интересовало отношение к еврейскому культурному наследию. Как несколько лет назад язвительно написала израильская газета «Гаарец», сегодня в Польше больше еврейских фестивалей, чем евреев. Первый такой фестиваль прошёл в 1988 году в Кракове, причём его организаторами были неевреи. И вообще возникает впечатление, что во многих случаях речь идёт о «еврейских мероприятиях без евреев». Во время фестиваля демонстрируется еврейская жизнь, которой, по крайней мере в такой форме, там больше не существует. Стоит фестивалю закончиться, и улицы бывшего еврейского квартала снова пустеют, а из меню ресторанов исчезают кошерные блюда.
В Лондоне с его разнообразной еврейской жизнью кошерная еда, напротив, считается чем-то модным и эксклюзивным. Поэтому на выставке британскую столицу символизирует кухонная инсталляция. На дисплее, встроенном в «плиту», демонстрируются мультфильмы, объясняющие, что является кошерным. Желающие могут взять с собой рецепты таких блюд, как «Бабушкин пудинг из мацы» или борщ с оригинальным названием «Кровавая Мэри».