15-й год выпуска № 9 / 25 сентября 2015 | 12 тишрея 5776

«Мы смотрим в будущее с оптимизмом»

Впервые за 77 лет в Еврейской общине Любека снова появился собственный раввин / Ремонт синагоги успешно продвигается

Эстер Гайслингер

77 лет у еврейской общины Любека не было собственного раввина. И вот теперь этот пост занял родившийся в Израиле раввин Яков Йосеф Харети. Это важный шаг для общины, её председателя Александра Ольшанского и его заместителя Олега Накошного. Скоро будет сделан ещё один важный шаг: завершится ремонт синагоги.
Сегодня община насчитывает около 800 членов, причём подавляющее число подопечных нового раввина – это выходцы из бывшего СССР. Кстати, начавшийся после воссоединения Германии приезд еврейских иммигрантов – это не первая волна иммиграции евреев из Восточной Европы в Любек и его окрестности. Первые еврейские семьи, поселившиеся в 1656 году в селе Мойслинг под Любеком, бежали от резни, которой сопровождалось вспыхнувшее в 1648 году в польско-литовской монархии восстание казаков под предводительством Богдана Хмельницкого.
Харети легко преодолевает языковые барьеры. Помимо своего родного языка, иврита, он также говорит на русском, немецком и английском. Харети, высокий 44-летний мужчина, уже успел поработать в общинах Молдавии, Белоруссии, Новой Зеландии и Индии. В 2003 году он приехал в Германию. До Любека он работал в общинах Фюрта, Ганновера и Вольфс­бурга. Ортодоксальную еврейскую общину Вольфсбурга Харети обслуживает до сих пор. Он считает работу на чужбине, и в особенности в Германии, своим призванием. «В годы Холокоста погибли члены моей семьи и семьи моей жены. Я знаю, что Бог хочет, чтобы я шёл к людям и знакомил их с религией», – говорит он.
До прихода Харети любекской общине приходилось довольствоваться канторами и временными раввинами. «Мы давно хотели иметь собственного раввина», – говорит её председатель Ольшанский. По его словам, община очень довольна новым раввином, а число прихожан синагоги ощутимо выросло.
Община Любека входит в число ортодоксальных общин Шлезвига-Гольштейна. Харети, отец и дед которого тоже были раввинами, является убеждённым приверженцем ортодоксального иудаизма, однако подчёркивает, что «не видит ничего плохого в том, чтобы религия доставляла людям удовольствие». Он хочет привнести в общинную жизнь новые импульсы и способствовать тому, чтобы общество больше узнало об иудаизме. Он считает важным, чтобы евреи ощущали, что их жизнь протекает в нормальном русле, и чувствовали себя в безопасности. «Мы надеемся, что в этом смысле в Любеке всё будет хорошо», – говорит он. В недавнем прошлом это не всегда было так. Так, в 1994 году четверо преступников подожгли любекскую синагогу. И хотя они были быстро задержаны и осуждены, в 1995 году на синагогу было совершено ещё одно нападение.
Через год был совершён поджёг здания на улице Хафенштрассе, в котором жили беженцы. В результате в огне погибло десять человек, в том числе семеро детей и подростков. Преступников, предположительно из правоэкстремистских кругов, найти так и не удалось. Этот инцидент потряс и встревожил общественность города, в том числе и еврейскую общину. Однако сегодня, по словам Александра Ольшанского, обстановка в городе заметно улучшилась. В частности власти города запретили нео­нацистские демонстрации, которые раньше проводились регулярно.
Недавно община получила очень редкий подарок: одна женщина передала ей в дар исторические предметы культа из серебра, в том числе обручальное кольцо и указку для Торы.
В настоящее время после длительного перерыва возобновился ремонт синагоги. Она была построена в романтическом, «мавританском» стиле в период первого расцвета общины, который пришёлся на 1870 – 1919 годы. Наиболее выдающейся личностью того времени был раввин Саломон Карлебах, имя которого сегодня носит синагога. В годы нацизма здание лишь незначительно пострадало, хотя во время «Хрустальной ночи» погромщики подожги его и разбили нарядный фасад. К счастью для соседей пожар удалось потушить до того, как огонь перекинулся на другие дома. В здании синагоги нацисты устроили спортивный зал.
В ходе ремонта община хотела восстановить оригинальный фасад, но ведомство охраны памятников было против. «Это положило конец дискуссии», – с сожалением говорит Ольшанский. Однако он вполне допускает, что когда-нибудь вопрос об отделке фасада снова будет поднят. А пока самое главное – это то, что теперь община сможет проводить свои мероприятия в синагоге. «Мы смотрим в будущее с оптимизмом», – подчёркивает председатель общины.