15-й год выпуска № 7 / 24 июля 2015 | 8 ава 5775

Повиновение

Временная выставка в Берлинском еврейском музее посвящена художественному осмыслению истории жертвоприношения Исаака

Карстен Диппель

Повиновение, следование приказам и распоряжениям, является неотъемлемым элементом любого иерархического общества. С этим вряд ли кто-то будет спорить. Но в то же время возникает вопрос: каковы пределы повиновения? Именно этому вопросу посвящена проходящая в Берлинском еврейском музее временная выставка, отправной точкой которой является библейский рассказ о жертвоприношении Исаака его отцом Авраамом. Авраам был готов по приказу Бога принести в жертву своего сына, однако в последнее мгновение его остановил ангел. Вместо человека в жертву был принесён баран. Бог пообещал благословить Авраама и сделать его потомков многочисленными, «как звёзды на небе, как песок на морском берегу» (1-я книга Моисея 22:1–18).
Эта невообразимая человеческая драма легла в основу яркой, впечатляющей, можно даже сказать, сенсационной пространственной инсталляции, которую можно посмотреть в Еврейском музее. Для создателей инсталляции, британского режиссёра Питера Гринауэя и его жены, медиахудожника Саскии Боддеке, готовность Авраама принести в жертву своего сына – это очень личная тема. При этом они фокусируют своё внимание не на Аврааме, а на жертве, Исааке, и переносят это повествование в наши дни. «Это старая история, однако она имеет огромное значение для нас сегодня. Каждый день в мире дети становятся жертвами, при этом каждый „Исаак“ нуждается в защите и имеет право жить в мире без войн», – говорит Саския Боддеке.
Иудаизм – не единственная религия, в которой эта мрачная, шокирующая сцена является одним из ключевых моментов. В христианстве и исламе она тоже играет важную роль, однако эти религии совсем по-другому интерпретируют рассказ о несвершившемся жертвоприношении Исаака (в исламе речь идёт об Измаиле). «Этот рассказ допускает множество интерпретаций, он полон противоречий, – говорит директор программ Еврейского музея Цилли Кугельман. – Сначала эту историю по-своему интерпретировали христиане, а 600 лет спустя ислам дал ей новое толкование, причём речь шла не об имитации, а об органичном включении в совершенно новую трактовку».
Для всех трёх религий это жертвоприношение является точкой, в которой сходятся их представления о собственной идентичности. Исходя из неё, они создали свои собственные, полностью отличающиеся друг от друга нарративы. В иудаизме речь идёт об акеде («связывание Исаака»). Исаак символизирует божественное обещание, которое может не исполнится, если Авраам подчинится чудовищному требованию принести в жертву своего сына. Внезапное спасение Исаака является одновременно исполнением обещания, подтверждением союза с Авраамом и его потомками. Звуки шофара (музыкального инструмента, сделанного из рога барана), которые раздаются в Рош ха-Шана, напоминают об этом драматическом эпизоде повествования об Аврааме и Исааке. Одновременно акеда тесно связана с горой Мория, на которой позже был построен Храм, где совершались жертвоприношения животных. В раввинистическом иудаизме, возникшем после разрушения Иерусалимского храма, богослужение, заключавшееся в чтении священных текстов и произнесении молитв, стало продолжением традиции акеды. В то же время связанная с акедой тема жертвоприношения играет в еврейской истории важную роль в осмыслении преследований и уничтожения евреев.
В свою очередь христианство видит в жертвоприношении Исаака акт, предвосхищающий жертвенную смерть Иисуса. Соответственно драма на горе Мория трактуется христологически. С этой точки зрения, данное Аврааму обещание нашло своё исполнение в Иисусе. Ислам создал своё собственное повествование о бегстве служанки Агари с её сыном Измаилом в пустыню. Там, согласно исламской трактовке, они были спасены и тем самым избраны Богом, после того как Авраам изгнал их из дома.
Гринауэй и Боддеке посвятили этим разным толкованиям отдельные залы. С помощью допускающих различные интерпретации экспонатов они попытались наглядно рассказать этот древний миф и истории, заключённые в лаконичном библейском тексте. В сотрудничестве с другими художниками им удалось создать полные символизма, иногда шокирующие инсталляции, сопровождаемые музыкой и видеофильмами. Благодаря этому посетители могут буквально чувственно соприкоснуться с этим мифом. Расположенные в 15 залах инсталляции рассказывают об отдельных легендах и ритуалах, связанных с библейским повествованием. В их числе инсталляция Деймиена Херста «Чёрная овца с золотыми рогами», крыло ангела, состоящее из отрезанных рук, и выстланная овечьей шерстью комната, посвящённая Агнцу Божьему. Гринауэй и Боддеке полностью положились на силу воображения: из глиняных кувшинов, напоминающих о бегстве Агари и Измаила и их спасении в пустыне, капает вода, с потолка свисают верёвки, на стене висят ножи, мечи и копья. Одна комната полностью увешена распятиями. «Мы хотим, чтобы посетители почувствовали субъективность этой истории, допускающей манипуляцию и интерпретацию», – говорит Питер Гринауэй.
Повествования об Аврааме, Исааке и Измаиле, которым посвящена выставка, дополняет и иллюстрирует художественный альбом, содержащий также сопроводительные тексты. Выставка продлится до 13 сентября 2015 года.