15-й год выпуска № 5 / 29 мая 2015 | 11 сивана 5775

Трудный старт

Хотя стабильность нового израильского правительства вызывает сомнения, однако было бы преждевременно списывать его со счетов

14 мая, около полуночи, Биньямин Нетаньяху смог, наконец, вздохнуть с облегчением: после завершившегося буквально в последнюю минуту напряжённого процесса формирования правительства в Кнессете был приведён к присяге новый кабинет министров. Однако результат коалиционных переговоров оказался не совсем таким, как надеялся Нетаньяху, и вряд ли будет способствовать укреплению стабильности в стране.
Дело в том, что 34-е правительство Израиля, которое одновременно является четвёртым правительством, возглавляемым Нетаньяху, сформировано на довольно непрочном парламентском фундаменте: в правящую коалицию входит лишь 61 из 120 депутатов. К тому же это минимальное большинство состоит из представителей пяти партий, которые идеологически лишь отчасти совместимы друг с другом. При этом перед Израилем стоит целый ряд задач, решить которые было бы непросто даже более сильной правительственной коалиции. Поэтому неудивительно, что сразу же после приведения к присяге нового правительства Нетаньяху выступил с призывом реформировать политическую систему Израиля, чтобы сделать страну более управляемой.
Напомним: 17 марта стало для Нетаньяху триумфальным днём в политическом и личном плане, поскольку возглавляемая им партия «Ликуд» получила на досрочных выборах в Кнессет неожиданно большое число мандатов (30) и не только уверенно обошла оппозиционный блок «Сионистский лагерь», но и привлекла на свою сторону многочисленных избирателей двух своих партнёров по коалиции, а именно национально-религиозной партии «Еврейский дом» и светско-национальной партии «Наш дом Израиль», которым удалось получить лишь восемь и шесть мандатов соответственно.
Добившись столь впечатляющего успеха, Нетаньяху, которому президент Израиля Реувен Ривлин поручил формирование правительства, хотел создать коалицию из 67 депутатов, в которую вошли бы «Ликуд», «Еврейский дом», «Наш дом Израиль», ультраортодоксальные партии «ШАС» и «Яхадут ха-Тора», а также центристская партия «Кулану».
Этот план реализовать не удалось, поскольку председатель партии «Наш дом Израиль» Авигдор Либерман, до сих пор занимавший пост министра иностранных дел, отказался присоединиться к коалиции. Израильские комментаторы предполагают, что после неудачного для Либермана исхода выборов, он предпочёл уйти в оппозицию, чтобы укрепить позиции своей сильно ослабленной партии и в то же время способствовать скорейшему краху правительства Нетаньяху.
Решение Либермана вынудило Нетаньяху создать коалицию, состоящую всего лишь из 61 депутата. Это ещё больше ослабило его и без того не очень сильные позиции в переговорах с возможными партнёрами по коалиции. В результате менее крупные партии смогли добиться от премьер-министра уступок как в коалиционных соглашениях, так и при распределении министерских постов. Эти уступки были сделаны прежде всего в ущерб его собственной партии «Ликуд», депутатам которой пришлось довольствоваться не только значительно меньшим количеством важных министерских портфелей, но и гораздо меньшим числом министерских портфелей в целом. Таким образом, во фракции «Ликуда» есть несколько недовольных однопартийцев Нетаньяху, что не облегчит ему жизнь, особенно в ситуации, когда он зависит от каждого из 60 коллег по коалиции. Ситуация, когда каждый депутат коалиции может вызвать правительственный кризис, представляет для Нетаньяху огромную проблему.
Уже довольно скоро новому израильскому правительству предстоит пройти крайне тяжёлую проверку на прочность: обсуждение государственного бюджета. Во время коалиционных переговоров Нетаньяху пришлось пойти на уступки своим партнёрам по коалиции в ряде финансовых вопросов. Согласно предварительным подсчётам речь идёт о почти одном проценте валового внутреннего продукта. Если не компенсировать эти дополнительные расходы за счёт сокращений в других областях, то это может представлять угрозу стабильности бюджета, которая является одним из наиболее важных достижений израильской экономической политики. Однако непонятно, в какой именно области можно урезать расходы, особенно с учётом того, что правительство планирует развивать инфраструктуру и снижать стоимость жизни, включая цены на жильё. В то же время ввиду сложной ситуации в области безопасности правительство вряд ли сможет пойти на сокращение расходов на оборону. Пока непонятно, как можно привести всё это к общему знаменателю.
Более того, вероятно, что на внешнеполитическом фронте Нетаньяху придётся ещё в большей степени, чем раньше, лавировать между ожиданиями международного сообщества и интересами своей собственной коалиции. В новый кабинет министров вошло несколько политиков, которые не только выступают за расширение израильских поселений на Западном берегу реки Иордан и аннексию значительной части этой территории, но и в принципе отвергают возможность создания палестинского государства. И хотя дело до реальной аннексии части палестинских территорий вряд ли дойдёт, однако возросшее влияние правых может ослабить позиции Израиля на международной арене. Поэтому израильскому премьеру придётся постоянно маневрировать между Сциллой и Харибдой.
Учитывая эти обстоятельства, становится понятно, почему Нетаньяху требует реформировать избирательную систему с целью уменьшения влияния мелких партий. Проблема в том, что для осуществления такой реформы он нуждается в поддержке как раз этих же самых партий.
Ещё одним решением проблемы могло бы стать расширение коалиции. Так, премьер может попытаться договориться с возглавляемым партией «Авода» «Сионистским лагерем» Ицхака Герцога или партией «Наш дом Израиль». Первый вариант представляется проблематичным с идеологической точки зрения, второй может не пройти из-за оппозиционной стратегии Либермана. Однако в израильской политике почти ничего нельзя исключить. При умелом руководстве даже коалиция с перевесом в один голос может оказаться жизнеспособной. И хотя работа такой коалиции будет непростой, однако было бы преждевременно списывать со счетов такого опытного политика, как Нетаньяху.

wst