15-й год выпуска № 4 / 30 апреля 2015 | 11 ияра 5775

Непростая дата

Хотя воспоминания о Второй мировой войне вызывают противоречивые чувства, ­ они могут иметь объединяющий эффект

Ansprache von Dr. Schuster bei der Gedenkfeier am jüdischen Mahnmal.

Йозеф Шустер

Годовщина окончания войны в Европе – непростая дата. И дело не в том, что в Старом Свете это событие датируется по-разному: 8 мая на Западе и 9 мая в советской историографии.
Подлинная сложность этой даты, которую мы в этом году отмечаем в 70-й раз, заключается в весьма разных и противоречивых чувствах, которые она вызывает в тех или иных странах. Разумеется, историки разных стран, опираясь на результаты научных исследований, вполне могут сформулировать общую позицию. Однако в эмоциональном плане это событие неизбежно воспринимается по-разному.
В Германии со временем укоренилось понимание того, что последствия войны для этой страны в конечном итоге были результатом преступлений, совершённых нацистской Германией. В этой связи важной вехой стало заявление президента ФРГ Рихарда фон Вайцзеккера, сделанное им спустя 40 лет после окончания войны, о том, что 8 мая 1945 года является для всех днём освобождения от нацизма. Разумеется, это прежде всего отражало позицию тех немцев, которые боролись с нацистским режимом или пострадали от него. Сегодня многие люди в ФРГ воспринимают годовщину окончания войны со смешанными чувствами: с одной стороны, они понимают, что Германия потерпела поражение, с другой стороны, они признают, что окончание войны принесло немцам освобождение и что Германия несёт историческую ответственность за преступления нацизма.
Потомки победителей относятся к этой дате иначе. Они отмечают годовщину окончания войны как день победы и по праву гордятся исторической ролью их стран в военном противостоянии, от исхода которого зависело ни много ни мало будущее человечества.
Мы, евреи, испытываем особые чувства в связи с 8 или 9 мая. С одной стороны, окончание войны принесло освобождение европейским евреям, пережившим Холокост. Кроме того, еврейские бойцы внесли не просто весомый, а непропорционально большой вклад в победу над «третьим рейхом». С другой стороны, шесть миллионов евреев не смогли дожить до капитуляции нацистского режима. На многих оккупированных территориях почти не осталось еврейского населения. Поэтому слово «освобождение» имеет для нас горький привкус.
И всё же: может ли эта годовщина иметь и объединяющий эффект в Европе и за её пределами? Да, не только может, но и должна. Потому что лишь вместе мы, люди, живущие в современном мире, сможем обуздать силы ненависти и разрушения. Для достижения этой цели нужна не только надежда, но и сознательная, упорная работа. Это касается как отношений с ближайшими соседями, так и отношений между народами, как воспитания в детском саду, так и слаженного взаимодействия на международном уровне в кризисных ситуациях. Это не означает, что мы вступаем в эпоху идеального мира, в котором не будет никаких конфликтов. Однако даже самые острые конфликты никогда больше не должны приводить к уничтожению оппонента. Сегодня это особенно важно, ведь технический прогресс не только несёт с собой многочисленные преимущества, но и облегчает геноцид.
Поэтому ужасы Второй мировой вой­ны никогда не должны быть забыты. Излишне напоминать о том, что сохранение памяти о Шоа имеет огромное значение не только для евреев, но и для всей человеческой цивилизации. Лишь осознав глубину пропасти, в которую способно рухнуть человечество, мы можем надеяться на то, что нам удастся построить более человечный мир.

Д-р Йозеф Шустер – президент Центрального совета евреев в Германии