15-й год выпуска № 3 / 27 марта 2015 | 7 нисана 5775

Есть ли у религии пол?

На прошедшей в середине февраля конференции «Женщина и еврейство» речь шла о роли женщины в иудаизме

Алис Ланцке

Роль женщины в религиозной жизни – это тема, являющаяся в иудаизме не только предметом дискуссий, но зачастую и эмоциональных споров. Это не помешало отделу образования Центрального совета евреев в Германии посвятить этой теме отдельную конференцию.
В этом мероприятии, прошедшем в Еврейской общине Франкфурта под девизом «Женщина и еврейство. О роли и значении женщины в иудаизме», приняли участие почти 150 женщин и несколько мужчин, которые на протяжении трёх дней дискутировали о разных жизненных моделях, которым следуют женщины в иудаизме. С точки зрения научного директора отдела образования профессора Дорона Кизеля, роль женщины вообще «является главным отличительным критерием разных течений иудаизма». Руководитель отдела образования Сабена Донат сказала: «Этот вопрос постоянно занимает наше на сегодняшний момент очень многообразное еврейское сообщество».
Главным предметом обсуждения были изменения, произошедшие в последние годы и десятилетия как в еврейском мире в целом, так и в еврейском сообществе Германии. Когда в 1995 году швейцарка Беа Вилер стала первой женщиной-раввином после Шоа в Германии, это вызвало бурную реакцию. Далеко не все были рады этому событию. Так, например, тогдашний председатель ЦСЕГ Игнац Бубис заявил, что не собирается посещать богослужения, которые будет проводить Вилер. Сегодня ситуация существенно изменилась. В ФРГ уже есть множество женщин-раввинов, которые работают в общинах и стремятся реализовать свои представления о роли женщины в иудаизме.
Тем не менее позиции по этому вопросу сильно расходятся. Это многообразие отчётливо продемонстрировала и конференция во Франкфурте. Её участницы рассказали о своём собственном опыте и своих представлениях, о своей роли в общинах, в зависимости от того, к какому направлению они себя причисляют: ортодоксальному, консервативному или либеральному, и того, членами каких общин они являются: малых или более крупных. Особенно отчётливо различия проявляются в синагоге. В ортодоксальном течении женщины сидят отдельно от мужчин и не могут стать раввинами. В консервативном же и либеральном иудаизме женщины и мужчины выполняют равноправные функции.
Однако из этого не следует делать вывод, что в ортодоксальном течении права женщины ущемляются. Это постоянно подчёркивалось в ходе конференции. «В ортодоксальном иудаизме женщины играют другую, не менее центральную роль, – подчеркнула, например, историк Рахель Хойбергер. – Они выполняют важные функции в общине, доме и семье, в значительной степени способствуют их развитию и формированию отношений между людьми». По словам Хойбергер, эта важная роль выражается также и в том, что женщины освобождены от соблюдения большинства заповедей, связанных со временем. Благодаря этому они могут полностью посвятить себя семье. Хойбергер рассказала, что в ортодоксальном иудаизме мужчины, в отличие от женщин, молятся публично. Однако это разделение не означает иерархии полов. Кроме того, в последнее время в ортодоксальном иудаизме появились новые тенденции. Так, например, по всему миру создаются специальные школы, в которых женщины могут изучать Тору. Раньше таких учебных заведений не было. По мнению социолога Шарлотты Фонроберт из Стэнфордского университета, такие школы способствуют созданию новых форм участия женщин в общественной жизни, которые в свою очередь помогают в том числе и ортодоксальным женщинам открыть для себя новые формы коллективного женского самосознания.
В то же время конференция отчётливо продемонстрировала, что многим еврейкам и сегодня не хватает базовых знаний, чтобы интенсивно заниматься учёбой. В первую очередь представительницы старшего поколения указали на то, что у них не было возможности для углубления своих знаний о религии и не было женщин, которые могли бы послужить им примером. На это раввин Элиза Клапек из Эгалитарного миньяна во Франкфурте возразила, что учиться никогда не поздно. Раввин Геза Эдерберг из Берлина добавила, что благодаря таким новым технологиям, как например, обучение через Интернет или соответствующие программы для мобильных устройств, сегодня можно учиться и дома.
Как отметила Фонроберт, дискуссию о положении женщины нужно рассматривать в контексте процессов, происходящих в обществе в целом. «Такие явления, как, например, движение за права женщин, увеличивают давление на общины и различные группы, в которых важную роль играют другие традиции», – сказала она.
Разумеется, каждая женщина сама может решать, какое место она хочет занимать в религиозной жизни. «Сегодня, в XXI веке, мы, к счастью, сами можем выбирать для себя направление иудаизма», – сказала раввин Эдерберг. Не все женщины хотят, чтобы их вызывали к Торе, так же как и не все женщины хотят сидеть в синагоге отдельно от мужчин. Выбор личной позиции зависит прежде всего от того, к какому течению иудаизма человек себя относит.
С точки зрения раввина Элизы Клапек, между равноправием и религиозной практикой нет противоречий. Напротив: «Мои родители воспитали меня в духе равноправия. Так почему я не могу быть равноправной в вопросах религии?» Судьба привела Клапек во Франкфурт, где существует единая еврейская община. Здесь Эгалитарный миньян делит помещения с ортодоксальной общиной. Клапек подчеркнула, что франкфуртская модель стала возможной лишь благодаря Игнацу Бубису. «Это он попросил тогда членов Эгалитарного миньяна не создавать своих собственных структур, а остаться в рамках единой общины», – рассказала она. Очевидно, что для Игнаца Бубиса, который, как мы помним, не хотел посещать богослужения, проводимые раввином Вилер, было важно сохранить единую общину. Эта позиция и побудила его обратиться к Эгалитарному миньяну. «Без Бубиса у меня бы не было никаких шансов», – констатировала Элиза Клапек.