15-й год выпуска № 1 / 30 января 2015 | 10 швата 5775

Краеведение

В Еврейском музее в Дорстене проходит самая большая за всю историю его существования выставка, посвящённая истории евреев в Вестфалии

Златан Алиходжич

Создание выставки, рассказывающей об истории евреев Вестфалии, которая насчитывает ни много ни мало тысячу лет, – дело непростое. На протяжении столетий ситуация еврейского населения часто менялась, и далеко не всегда к лучшему. Так, в середине XIV века евреев обвинили в распространении чумы, что стало причиной их изгнания или убийства. Лишь постепенно евреи снова стали возвращаться назад, однако и в последующие столетия они подвергались притеснениям. Их эмансипация в Новое время происходила медленно. В годы «Третьего рейха» евреев Вестфалии постигла та же судьба, что и остальных евреев Германии.
Несмотря на это, евреи пускали корни в Вестфалии, сохраняли свои религиозные традиции, участвовали в экономическом развитии и жили во многих городах и населённых пунктах. При этом их число не было особенно большим: согласно переписи, проведённой в июне 1933 года, то есть уже при нацистах, в Вестфалии проживало около 19000 «лиц иудейского вероисповедания».
Целью рассказать об истории евреев Вестфалии задался Вестфальский еврейский музей в Дорстене, где в конце 2014 года открылась выставка «Краеведение», которая продлится до середины мая. На экспозиции представлены отдельные этапы и опыт сосуществования евреев и неевреев в Вестфалии.
Поскольку это очень сложная тема, то выставка, на которой собраны экспонаты со всех концов света, представляет собой чрезвычайно обширный проект. Первые объекты можно увидеть уже в фойе. Некоторые из них находятся в квадратных, некоторые – в многогранных деревянных, со скошенными углами, коробках, снабжённых смотровыми окошками. Составленные вместе, эти коробки образуют тематические группы, которые похожи на склеенные друг с другом детали деревянного конструктора.
Работа над выставкой началась ещё три года назад. «Когда мы начинали, мы не представляли себе, во что это всё выльется», – признаётся куратор музея Томас Риддер. – В частности мы не знали, удастся ли нам вообще найти достаточно экспонатов». Большой вклад в реализацию этого проекта внесла его научный руководитель Ирис Нёлле-Хорнкамп. «Ей удалось обнаружить множество объектов в самых разных местах», – говорит Риддер. Экспонаты поступили из музеев, библиотек, архивов и от частных лиц. Риддер рассказывает, что одна только доставка экспонатов из стран, не входящих в ЕС, потребовала большой административной работы. «У нас есть целая папка, забитая таможенными правилами. Такого большого проекта, как „Краеведение“, у нас ещё не было», – говорит он.
Работа этого исследовательского проекта финансировалась Культурным фондом краевого союза Вестфалии-Липпе, а для спонсирования самой выставки удалось найти фонды и предприятия. Однако это было сложнее, чем казалось вначале, поэтому выставка открылась на полгода позже запланированного срока.
Множество экспонатов из частного наследия и многочисленные личные документы дают представление о жизни еврейского населения. Это охранные грамоты конца XVIII века, заграничный паспорт одного еврея, выданный в «княжестве Липпе», окружная регистрационная книга за 1754 год из города Шверте. «Когда люди приезжали или уезжали, это обязательно заносилось в регистрационную книгу. В ней можно найти много фамилий еврейских семей, которые воспринимались как нечто само собой разумеющееся», – поясняет Риддер. Рядом с этой книгой выставлена учётная книга сапожника, среди клиентов которого было много евреев. «Вероятно, со временем он овладел еврейской стенографией и научился писать еврейские буквы», – говорит он. На выставке в еврейском музее можно также увидеть распятие, которое семья Кон подарила своему соседу священнику Бернхарду Шварцу по случаю его первой мессы. Это произошло 6 августа 1933 года. «Мы сами были удивлены некоторыми экспонатами, которые получили для выставки», – говорит Риддер.
Он рассказывает, что евреи входили и в общество стрелков, где занимались традиционной стрельбой из ружья по деревянным птицам. «Евреи стремились вступать в эти общества, потому что это было важно для их социального положения», – говорит Риддер. Примером тому служит памятный значок Авраама Арона, который в 1808 году стал победителем стрелкового турнира в Аттендорне. В Шермбеке в 1929 году наряду со стрелком-неевреем победу одержала и еврейка Паула Адельсхаймер.
Важное место на выставке отведено таким темам, как изгнание, эмиграция, ностальгия, а также ощущение разорванности между несколькими родинами и вытекающие отсюда проблемы идентичности. После Шоа многие евреи не могли себе представить еврейскую жизнь в Германии. Родившийся в Детмольде певец и писатель Йозеф Плаут, о котором рассказывается на выставке, думал по-другому. Плауту, который в Первую мировую войну был солдатом германской армии, пришлось бежать от нацистов. После Второй мировой войны он вернулся в Вестфалию и с успехом продолжил свою артистическую карьеру. На выставке «Краеведение» представлено много таких индивидуальных судеб. Огромная работа, проведённая Вестфальским еврейским музеем, оправдала себя уже тем, что эти судьбы не были забыты.