15-й год выпуска № 1 / 30 января 2015 | 10 швата 5775

Выжить во что бы то ни стало

Книга «Untergetaucht» рассказывает необычную историю молодой еврейки, которой удалось выжить в нацистском Берлине

Мемуары евреев, переживших нацистские преследования, имеют особое значение для понимания Холокоста. Они позволяют потомкам приоткрыть завесу над этим ужасным временем. Недавно вышедшая книга «Untergetaucht. Eine junge Frau überlebt in Berlin 1940–1945» («На нелегальном положении. История выживания молодой женщины в Берлине в 1940–1945 годах») повествует о судьбе Мари Ялович-Зимон, которой удалось пережить Холокост в Берлине, можно сказать, прямо под носом у убийц.
Мари Ялович, родившаяся в 1922 году в Берлине, была в числе тех евреев, которым удалось спастись от палачей «Третьего рейха», перей­дя на нелегальное положение или прячась в укрытии. По оценкам, в Берлине и его окрестностях число таких евреев составило около 1700 человек. После Второй мировой вой­ны Мари Ялович-Зимон осталась в Берлине, а точнее в Восточном Берлине, и стала профессором истории культуры и литературы античного периода в Университете имени Гумбольдта. Она умерла в 1998 году. Её воспоминания, записанные на плёнку незадолго до смерти, были обработаны её сыном, директором берлинского фонда «Центрум Юдаикум», историком д-ром Германом Зимоном, и писательницей Иреной Штратенверт.
Впечатляет не только кажущаяся невероятной история Ялович-Зимон, но и её лишённый какой-либо сентиментальности, местами сухой стиль повествования. Например, по поводу смерти своей матери Бетти в 1938 году она говорит: «Для того чтобы избавить наших нееврейских знакомых от необходимости идти на еврейские похороны, мы специально с опозданием разослали извещения о смерти». Это короткое сообщение очень точно передаёт атмосферу, которая царила в Германии спустя пять лет после прихода к власти нацистов.
Однако для немецких евреев это было лишь началом конца. Для Мари удары судьбы следовали один за другим. В 1940 году её привлекли к принудительным работам на фирме «Сименс» в Берлине. Год спустя умер её отец Герман, и она осталась одна. Её друзей и родственников одного за другим депортировали. Вокруг неё уже почти никого не оставалось. И тогда 19-летняя Мари приняла решение не сидеть сложа руки в ожидании повестки о депортации, а перейти на нелегальное положение и выжить во что бы то ни стало.
Самое позднее начиная с этого момента книга читается как сценарий триллера, с той только разницей, что она описывает реальные события. Своё решение выжить Мари воплотила в жизнь: в конце войны она была освобождена вошедшей в Берлин Красной армией. Однако дожить до этого момента было не так-то просто. В том, что ей удалось это сделать, важную роль сыграла не только удача, но и сочетание силы, мужества и находчивости. Например, когда почтальон принёс ей заказное письмо от биржи труда с требованием снова явиться на принудительные работы, Мари, моментально сориентировавшись, сказала, что фрейлейн Ялович уже переселена на восток, то есть депортирована. Блеф удался. Почтальон сообщил эту информацию отправителю, благодаря чему Мари вычеркнули из списка лиц, подлежавших привлечению к принудительным работам.
Она жила под чужим именем и по фальшивым документам. Её в любой момент могли разоблачить или предать. Она должна была остерегаться агентов гестапо, испытывала голод, холод и страх. Чтобы прервать нежелательную беременность, ей пришлось спровоцировать выкидыш с помощью средства для прерывания беременности. Это произошло в одном из берлинских садов. Зародыш она похоронила под сливовым деревом. Человеческая и историческая ценность её воспоминаний во многом заключается в той безжалостной откровенности, с которой Мари Ялович-Зимон полвека спустя рассказала об этих событиях.
Связь с болгарским рабочим даёт ей надежду на бегство из Германии. В сентябре 1942 года она вместе с ним попыталась скрыться в Болгарии, однако эта попытка не удалась. И снова в тяжёлый момент ей повезло: вместо того чтобы сообщить о ней нацистам, доброжелательный немецкий чиновник в Софии выдал ей настоящий германский паспорт, который, однако, был действителен только для возвращения в Берлин. По дороге Мари пришлось пережить драматический момент: чтобы избежать грозившего ей разоблачения она была вынуждена спасаться бегством через окно туалета. В этом ей помогли, как ни странно, немецкие солдаты, которым она сказала, что гонится за вором, убегающим с её чемоданом.
Затем она попыталась найти прибежище в Магдебурге с помощью одной из коммунистических групп сопротивления. Однако через шесть недель ей пришлось покинуть этот город, и она снова оказалась в Берлине. Начиная с 1943 года её положение относительно нормализовалось. Мари вместе с иностранным рабочим из Нидерландов сняла жильё у одной пожилой сторонницы нацистов, сын которой был членом СА. И здесь мужество и находчивость помогли ей продержаться до освобождения. Кроме того, удача снова сопутствовала Мари: ей попадались люди, которые помогали ей, хотя знали или догадывались, кто она на самом деле. Некоторые из них были активными членами сопротивления, некоторые – просто обычными людьми, которые сумели сохранить человечность в бесчеловечное время. Огромное значение имела и помощь, которую оказывали друг другу сами евреи.
Однако эта книга представляет собой нечто большее, чем просто описание жизни одного человека, поскольку на примере одной судьбы она рассказывает о том, что пришлось испытать евреям, пережившим нацистские преследования, находясь на нелегальном положении. В том числе и поэтому книга «Untergetaucht» является важным вкладом в историческое осмысление Шоа.

Marie Jalowicz Simon, «Untergetaucht. Eine junge Frau überlebt in Berlin 1940-1945»,
S. Fischer Verlag, Frankfurt 2014, IBSN: 978-3-10-036721-1

zu