15-й год выпуска № 1 / 30 января 2015 | 10 швата 5775

Противоречивая личность

В Еврейском салоне в Гринделе состоялся вечер, посвящённый многогранной личности Вальтера Ратенау

Мориц Пилер

Большинство современников знают о Вальтере Ратенау то, что он был убит. 24 июня 1922 года Ратенау, который занимал пост министра иностранных дел Германии, был застрелен немецкими националистами. Убийцы ненавидели главу германской дипломатии не только за его политику, но и в первую очередь за то, что он был евреем. Ещё до покушения Ратенау подвергался антисемитским угрозам. Так, в одном из правоэкстремистских куплетов открыто говорилось: «Пристрелите Вальтера Ратенау, проклятую еврейскую свинью». Это убийство потрясло немецких политиков. После Второй мировой войны стали даже говорить, что Ратенау, убитый за 11 лет до прихода к власти нацистов, был первой жертвой «Третьего рейха». И сегодня многие школы, улицы и площади носят имя Вальтера Ратенау.
Однако личность Ратенау интересна не только из-за его трагической гибели. В его судьбе и взглядах как в зеркале отразились многочисленные аспекты и противоречия Веймарской республики и преобразований начала XX века. Ратенау, который был сыном промышленника и основателя электрического концерна АЭГ Эмиля Ратенау и который позже сам стал предпринимателем, принадлежал к социально-экономической элите Германии. Тем не менее он говорил, что, будучи евреем, ощущает себя гражданином второго сорта. Несмотря на этот внутренний конфликт, а может быть, именно поэтому, он внёс большой вклад в укрепление военной мощи Германии во время Первой мировой войны, проведя реорганизацию сырьевого хозяйства. В вопросах войны он придерживался жёсткой линии.
Однако после войны Ратенау проводил прагматическую политику, последовательно защищая германские интересы. В 1921 году он получил пост министра восстановления, а в январе 1922 года возглавил министерство иностранных дел. На обоих постах он стремился к урегулированию вопроса репараций, которое бы устраивало все стороны. Это вызывало недовольство националистически настроенных правых кругов. В своих работах Ратенау пытался критически осмыслить проблемы развития современной экономики и общества.
Относительно исторической оценки личности Ратенау мнения расходятся. Это продемонстрировал прошедший недавно в гамбургском культурном обществе Еврейский салон в Гринделе вечер, посвящённый Ратенау. Профессор новейшей и современной истории Берлинского университета имени Гумбольдта Мартин Забров, являющийся ведущим специалистом по Ратенау, остановился на вопросе о различных мнениях об этом политике его современников и последующих поколений. Особенно сильно расходились оценки личности Ратенау в Восточной и Западной Германии. По словам Заброва, с точки зрения ГДР, Ратенау, ставший жертвой теракта, совершённого нацистами, однозначно был «героическим мучеником». Кроме того, в качестве министра иностранных дел Германии он внёс вклад в установление германо-советских отношений. Его подпись стояла под Рапалльским договором, в котором говорилось об установлении дипломатических отношений между Германией и РСФСР.
Сам Ратенау активно работал над своим имиджем. Ему нравилось видеть себя в роли крупного промышленника, обладающего писательским талантом. Как рассказал на вечере Клеменс Райхольд из потсдамского Колледжа имени Вальтера Ратенау, это отнюдь не повод недооценивать его литературное творчество. По словам Райхольда, в своих теоретических работах Ратенау охотно заимствовал умные идеи своих современников. Так, например, в его модели «человека мужества», которому он противопоставлял «человека страха», прослеживается влияние Ницше, а его критика порабощения человека техникой и нового массового общества во многом основывается на идеях Макса Вебера. При этом у Ратенау был талант связывать идеи и преподносить их в доступной для широких масс форме. Поэтому в своей вступительной речи на вечере в Гамбурге литературовед Ясмин Зонеман сказала, что он был одновременно теоретиком и практиком.
В ходе вечера говорилось и о еврейской идентичности Ратенау. Штеффи Баро, которая также работает в Колледже имени Вальтера Ратенау, рассказала о его статье «Слушай Израиль», опубликованной в 1897 году. В этой статье Ратенау обвинял живших в Германии евреев из Восточной Европы в абсолютном нежелании интегрироваться в общество и вообще отзывался о них весьма нелестно. Именно эта статья дала повод обвинить Ратенау в том, что он был еврейским антисемитом. Однако в Гамбурге прозвучала и другая трактовка этой публикации. Баро считает, что статья «Слушай Израиль» была попыткой Ратенау способствовать интеграции евреев. При этом он считал «всеобъемлющий демонтаж еврейского вопроса» более эффективным, чем «оборонительную агитацию в смысле защиты евреев».
Наверняка не все согласятся с интерпретацией Баро, но тем не менее она представляет собой интересный новый взгляд на эту, наверное, самую спорную публикацию Ратенау. При этом нужно учитывать тот факт, что 20 лет спустя Ратенау в своём «Памфлете о вере» выступил против выдвигавшегося христианской стороной требования о переходе евреев в христианство. В опубликованной в 1917 году работе он рассматривал в том числе и фундаментальные структурные различия между христианскими церквями, которые он назвал «формами механизации» веры, и иудаизмом, который, как подчёркивал Ратенау, обходится без церквей и священников. Он не видел никаких оснований для перехода евреев в христианство и выступал не за слияние религий, то есть отход евреев от своей веры в пользу христианства, а за их примирение. Этот всё ещё актуальный постулат находит сегодня намного более широкий отклик, чем сто лет назад.