15-й год выпуска № 1 / 30 января 2015 | 10 швата 5775

Дом вечности

В Германии имеется более 2000 еврейских кладбищ, большинство из которых уже не используется

Ута Глазер

Глядя на еврейские надгробья, ощущаешь дыхание вечности. Это ощущение создают надписи, которым многие сотни лет, а также то обстоятельство, что у евреев могилы должны сохраняться вечно. Поэтому на иврите кладбище называется «бет-алмин» («дом вечности»).
В Германии имеется более 2000 еврейских кладбищ, причём все они выглядят по-разному. Например, кладбища сельских общин в Швабии очаровывают посетителя богатой символикой и орнаментом, а кладбища северной Германии производят скорее строгое впечатление. Существуют почти забытые участки с небольшим количеством надгробий и кладбища в крупных городах с монументальными фамильными склепами. Некоторые надгробья впечатляют полированным камнем, а некоторые покосились и почти разрушены временем.
Сегодня лишь около 110 из этих кладбищ являются действующими. Все остальные закрыты, потому что в годы нацизма еврейские общины, которым они принадлежали, были уничтожены. Как правило, в ФРГ их правопреемниками стали земельные союзы еврейских общин, хотя есть и исключения. Например, в Дормагене еврейское кладбище принадлежит муниципалитету, а в Альсдорфе – частному еврейскому обществу наследников.
Независимо от того, кому принадлежит кладбище, историческое наследие, часто подпадающее под закон об охране памятников, требует управления и ухода. Это ответственная и не всегда лёгкая задача. Именно поэтому Центральный совет евреев в Германии сразу же после своего создания в 1950 году выступил за восстановление еврейских кладбищ и обеспечение постоянного ухода за ними.
48-летний Даниэль Лемберг относится к тем, кто хорошо знаком с проблемами ухода за кладбищами. Он является управляющим кладбищами в Кёльне. Ситуация в этом городе типична для всей Германии: из находящихся в ведении Лемберга 35 еврейских кладбищ Синагогальной общины Кёльна, которая имеет статус земельного союза, 34 – закрыты. Пять из них находятся на территории Кёльна, а остальные 29 – в окрестностях этого города. На сегодняшний день активно используется лишь еврейское кладбище в кёльнском районе Боклемюнд. На вопрос, что беспокоит его больше всего, Лемберг отвечает: «Самое сложное – найти деньги».
Кроме того, он рассказывает, что часто ситуация со сферами компетенции очень запутана. Например, там, где больше нет еврейской общины, текущий уход за закрытыми кладбищами, принадлежащими земельному союзу еврейских общин, осуществляет муниципалитет, а за сохранение строений отвечает сам земельный союз. Там же, где, как в Кёльне, имеется еврейская община, она несёт ответственность как за уход, так и за сохранение строений. Однако имеет место и целый ряд особых случаев. Так, например, на находящемся под охраной государства еврейском кладбище в кёльнском районе Дойц работает садовник, являющийся муниципальным служащим.
Даниэль Лемберг рассказывает, что земельные власти выделяют дотации на уход за кладбищами, например, на валку деревьев. Однако, к сожалению, дотации на сохранение памятников архитектуры остались в прошлом, так что здесь приходится рассчитывать только на выгодные ссуды и возможность списания с налогов. Поэтому, несмотря на то что большинство муниципалитетов стремятся помочь, почти каждый шаг сопряжён с проблемами. Например, в Ахене хотят вновь установить 200 могильных камней, опрокинутых из соображений безопасности, а в Бергхайме ищут спонсора для восстановления сильно повреждённой кладбищенской стены. «Краевой союз Рейнской области всегда оказывает нам большую поддержку», – с благодарностью говорит Лемберг.
Он рассказывает, что иногда ухаживать за кладбищем помогает природа. На кёльнском кладбище в районе Боклемюнд канюки и два лисьих семейства ограничивают рост популяции кроликов, которые питаются растениями, посаженными на могилах. Поэтому Лемберг без проблем отклонил предложение охотников, произвести отстрел кроликов. «Мне не нужна стрельба здесь на кладбище», – говорит он.
Важной задачей является также инвентаризация еврейских кладбищ. Лишь в редких случаях, как, например, на кладбище в берлинском районе Вайсензе, сохранились картотеки с данными о захоронениях. Большинство документов было уничтожено нацистами или сгорело в результате бомбардировок. Историки и исследователи расшифровывают надгробные надписи, фотографируют, записывают и сопоставляют информацию. Институт имени Штайнхайма опубликовал в Интернете результаты этой обширной работы (http://steinheim-institut.de/cgi-bin/epidat). Даниэль Лемберг также считает важным проводить такие исследования. Он с восхищением перелистывает книгу регистрации захоронений еврейского кладбища в Боклемюнде за 1918 год, данные из которой, написанные от руки, он в настоящее время заносит в базу данных. Он рассказывает, что данные по остальным пяти кёльнским кладбищам он уже занёс в компьютер.
Дитер Петерс из Ахена, который вот уже 20 лет управляет 150 закрытыми еврейскими кладбищами Земельного союза еврейских общин Северного Рейна, с конца 80-х годов каталогизирует и изучает еврейские кладбища и надгробные надписи по всей Германии. «На данный момент в моём личном архиве содержится около 86000 записей с именами, а также датами рождения и смерти с более чем 800 кладбищ и около 10000 фотографий», – рассказывает он. Кроме того, там содержатся многочисленные публикации. В ходе своей работы Петерс обнаружил и необычные вещи: например, ивритские надписи «голова» (рош) и «ноги» (раглаим) на старой кладбищенской стене в Гревенброхе, которые указывают на направление захоронения усопших. Петерсу, которому хотелось бы наладить постоянный обмен информацией между сотрудниками общин, ответственными за еврейские кладбища, приходилось фотографировать также нацарапанные свастики и другие случаи вандализма. «Эти фотографии я посылал в ведомства по охране конституции», – говорит он. К счастью, по его словам, случаев осквернения еврейских кладбищ стало меньше.
Во Франкфурте-на-Майне из 12 кладбищ в настоящее время используется только одно. Заведующий этим кладбищем Майер Шанковер говорит, что его работа не ограничивается управлением кладбищем: в широкий спектр возложенных на него задач входит также психологическая поддержка. Люди изливают ему душу, и он считает важным внимательно выслушивать тех, кто рассказывает ему о своём горе. Кроме того, к управляющим кладбищами во Франкфурте, Кёльне и других городах часто обращаются за помощью проживающие в разных странах родственники покойных, которые ищут конкретные могилы и информацию. Помимо этого, многие, в том числе и неевреи, интересуются экскурсиями по еврейским кладбищам, тем более что эти кладбища всё чаще включаются в туристические маршруты и снабжаются информационными табличками и матричными кодами.