14-й год выпуска № 11 / 30 ноября 2014 | 8 кислева 5775

Хасиды и литваки

Хотя в наши дни исторический конфликт между хасидами и литваками уже не носит столь острого характера, однако различия между этими двумя группами до сих пор сохраняются

Можно сказать, что учёные споры являются важнейшей частью еврейской традиции. Разумеется, диспут диспуту рознь. Наряду с острыми учёными дискуссиями, которые нашли наиболее яркое выражение в Талмуде, в нашей истории имели место и куда менее элегантные споры. К наиболее ожесточённым конфликтам, когда-либо бушевавшим в еврейской среде, несомненно, относится борьба между хасидами и митнагедами. Хотя этот конфликт уже давно не носит такого острого характера, как в первые десятилетия после своего возникновения, его последствия до сих пор ощущаются в еврейском мире.
Этот конфликт уходит корнями в XVIII век. В это время наблюдалось быстрое распространение хасидизма, зародившегося в Подолии, одной из южных провинций польско-литовской монархии. Это движение, основанное рабби Исраэлем бен Элиэзером (Баал-Шем-Тов или сокращённо Бешт), исходило из представления, что близость к Богу достигается посредством духовности и мистики, и выдвигало на первый план не столько талмудическую учёность, сколько живое религиозное чувство. Молитвы сопровождались танцами и песнопениями, посредством чего достигалось состояние религиозного экстаза. В эту эпоху, когда евреи страдали от нищеты, преследований и дискриминации, хасидизм нашёл многочисленных последователей и постепенно распространился на север, достигнув Белоруссии, северо-восточной Польши и Литвы, то есть территорий, заселённых литваками (литовскими евреями), среди которых преобладала традиционная раввинистическая учёность.
Там хасидизм столкнулся с ожесточённым сопротивлением раввинов-литваков, которые считали, что танцы и песнопения (не говоря уже об употреблении алкоголя), простонародная мистика и основанный исключительно на эмоциях религиозный восторг не ведут к Богу, а представляют собой лишь опасные эксцессы, которые в своих экстремальных проявлениях напоминают еретические псевдомессианские движения. Литваки полагали, что для достижения подлинной близости к Богу нужно строго соблюдать религиозные законы и изучать Талмуд, однако ввиду своей сложности этот путь доступен не для всех. Они спокойно и даже с гордостью носили название митнагеды («противники»), которым их наградили хасиды, поскольку считали себя противниками опасной ереси и тем самым хранителями истинного иудаизма. Поскольку их центры находились в Литве, то название «митнагеды» и «литваки» практически превратились в синонимы. Митнагедам не удалось полностью победить хасидизм, однако число приверженцев этого движения на «литвакских» территориях было очень незначительным.
Борьба между литваками и хасидами очень быстро приобрела крайне острый характер. В 1772 году Виленский Гаон, Элияху бен Шломо Залман Кремер, опубликовал полемическое послание, направленное против хасидов. Затем последовала ожесточённая дискуссия, которая не обошла стороной и широкие еврейские массы. Среди приверженцев той и другой стороны ходили истории, высмеивающие противника. Например, известным хасидским ругательством было «литвак цейлем-коп» («литвак крестоголовый»). Хасиды считали, что у литовских евреев крест в голове, настолько не по-еврейски, по их мнению, они мыслили. Литваки же по-своему объясняли это название: «А литвак лейгт зих ин дер ленг ун ин дер брейт кидей цу фарштейн а зах» («Литвак ложится вдоль и поперёк, чтобы понять какую-то вещь»), то есть думает особенно основательно. Литовские раввины даже запретили своим приверженцам вступать в брак с хасидами. Одновременно был основан целый ряд «литовских» ешив, в которых преподавание велось строго в соответствии с литвакской традицией. До сих пор «литовские» ешивы в Израиле и США считаются элитными учебными заведениями. В память об уничтоженных восточноевропейских ешивах они носят названия тех мест, в которых эти ешивы когда-то находились: Паневежская, Слободская, Мирская.
Разумеется, не все восточноевропейские евреи были хасидами или митнагедами, однако именно эти две группы враждовали между собой на протяжении десятилетий. Лишь на исходе XIX века это борьба несколько стихла, не в последнюю очередь в связи с общей для обеих сторон угрозой строго ортодоксальному образу жизни, которую представляли собой Просвещение и растущая секуляризация евреев. Возникновение политического сионизма также было отрицательно воспринято как большинством хасидских, так и большинством митнагедских раввинов. Со временем хасидско-митнагедские мотивы стали частью еврейского фольклора. В качестве примера можно привести знаменитый рассказ И. Л. Переца (1852 –1915) «Ойб ништ нох хехер» («Если не ещё выше»), в котором глубоко человечное поведение хасидского ребе производит большое впечатление на скептически настроенного литвака.
Во время Катастрофы, уничтожившей еврейский мир Восточной Европы, нацистские убийцы, разу­меется, не делали никаких различий между хасидами и литваками. После Шоа нужно было в первую очередь возродить ультраортодоксальный мир. В Израиле это происходило с помощью государства. Сразу же после провозглашения Израиля Давид Бен-Гурион освободил от военной службы студентов ешив, которые посвящали всё своё время изучению священных текстов. Государство оказывало ультраортодоксальным ешивам и их студентам и финансовую помощь, несмотря на то что большинство ультраортодоксов скептически относилось к идеям сионизма.
Как известно, с момента основания Израиля число ультраортодоксальных мужчин, обучающихся в ешивах, выросло с нескольких сотен до десятков тысяч. То, что эта группа населения была освобождена от военной службы и получала финансовую помощь от государства, стало причиной многочисленных политических и социальных конфликтов в израильском обществе. В этом году был принят закон, призванный способствовать лучшей интеграции ультраортодоксов в вооружённые силы и гражданскую жизнь.
Несмотря не эти конфликты, как в качественном, так и в количественном отношении ультраортодоксальная учёность смогла занять в Израиле намного более прочные позиции, чем когда-то в Восточной Европе. По словам профессора Хаима Ваксмана, социолога из американского Ратгерского университета и Еврейского университета в Иерусалиме, финансовая поддержка учащихся ешив привела к возникновению «сообщества учащихся», то есть большой группы населения, на протяжении всей жизни изучающей Тору. Ваксман говорит, что по своим масштабам это новое явление в еврейской истории.
После невообразимых потерь, которые восточно-европейское еврейство понесло в результате Шоа, напряжённость в отношениях между хасидами и литваками в Израиле стала ещё меньше. Этому способствует и то, что и на исторической родине обе группы объединяет чрезвычайно важная общая цель: сохранение своего образа жизни в зачастую религиозно и идеологически чуждом им израильском обществе.
По оценкам, численность ультраортодоксов в Израиле составляет от 800000 до миллиона человек, из которых одна треть является хасидами и почти 30 процентов – литваками. Остальные ультраортодоксы – это сефардские евреи и другие группы, которые не относятся ни к одному из этих двух больших лагерей.
Различия между хасидами и литваками сохраняются по сей день. Как и 200 лет назад литваки придают большое значение традиционной раввинистической учёности и строгому соблюдению религиозных предписаний. «Если молитву Кирьят Шма следует произнести до 8:32, то литвак никогда произнесёт её в 8:33», – говорит профессор Ваксман. Хасиды же, по его словам, не столь педантичны. Так, среди них есть и такие, кто даже Минху произносит после захода солнца, хотя согласно Галахе это следует делать до захода солнца. Кроме того, хасиды не столь строго следят за соблюдением миньяна (кворума из десяти взрослых мужчин). Многие даже сознательно предпочитают молиться в одиночку. Различия между хасидами и литваками существуют также и в одежде.
Жизненная модель «сообщество учащихся» больше распространена среди литваков, среди которых также больше студентов ешив, в то время как хасиды скорее предпочитают трудовую жизнь. Однако такие методы, как отлучение от общины и проклятие, больше не практикуются. По оценкам профессора Ваксмана, около 10 процентов всех браков, заключаемых хасидами или литваками в Израиле – это «смешанные» литовско-хасидские браки. Согласно еврейскому обычаю, семья, в которой муж и жена выросли в разных традициях, следует обычаям мужа. Однако это относится скорее к галахическим предписаниям, а вот еда часто готовится в соответствии с традициями, принятыми в доме жены, что лишь на первый взгляд кажется не столь важным.
Что касается политики, то у литваков есть своя собственная партия, «Дегель ха-Тора» («Знамя Торы»), в которой практически нет хасидов. Более старая ультраортодоксальная партия «Агудат Исраэль», основанная в 1912 году, состоит в основном из хасидов, однако в ней есть и представители литваков. В любом случае обе партии идут на выборы в Кнессет общим списком и образуют общую парламентскую фракцию. В ближайшие годы напряжённость между этими двумя течениями, скорее всего, ещё больше ослабеет, однако в обозримом будущем различия между ними не исчезнут.
В США название «митнагеды» также больше не употребляется. Из приблизительно 350000 ультраортодоксальных евреев, живущих в «стране неограниченных возможностей», подавляющее большинство – хасиды. Они проживают в основном в трёх районах Бруклина: Вильямсбурге, Краун-Хайтс и Боро-Парке. Сатмарские хасиды компактно проживают в городе Монро рядом с Нью-Йорком. Ультраортодоксов, которые олицетворяют традиционную «литовскую» учёность, называют в США «ешивиш» (это слово из идиша вошло и в английский язык). В их ешивах учатся и многие студенты-хасиды.
Кстати, «литовская» традиция учёбы попала в США не с большой волной эмиграции российских евреев в конце XIX – начале XX века, а была основана там знаменитым литовским талмудистом и главой ешивы (рош-ешива) раввином Ааро­ном Котлером (1891–1962), которому в 1941 году удалось бежать из Вильно в Нью-Йорк. Он основал знаменитую ешиву «Бейс Медраш Говоха» в Лейквуде, штат Нью-Джерси. Важную роль в развитии «ешивишного» еврейства в США сыграли также основанная в 1941 году Тельшская и возникшая после окончания войны Мирская ешива.
В США лишь немногие ультраортодоксальные евреи учатся в ешиве всю жизнь. После вступления в брак большинство учащихся начинает работать, а более одарённые, как правило, остаются в ешиве ещё на два-три года. Как рассказывает Ваксман, те, у кого есть и талант, и деньги, и после женитьбы ещё лет пять учатся в ешиве. Поэтому типичное для Израиля «сообщество учащихся» в Америке не так распространено. Стремление «ешивишных» литваков к учёбе выражается и в том, что они чаще, чем хасиды, получают высшее образование.
Небольшие группы ультраортодоксов есть и в других странах, прежде всего в Канаде, Великобритании, Франции, Бельгии и ЮАР. Это неоднородные по своему происхождению и принадлежности к определённому течению группы. Так, например, Антверпен является центром пшеворских хасидов, а большинство евреев ЮАР – это потомки иммигрантов из Литвы. Однако и в этих странах исторический конфликт между хасидами и митнагедами не играет большой роли в еврейской жизни. В то же время и сегодня, конечно же, есть евреи, которые, не будучи ультраортодоксами или вообще религиозными людьми, с ностальгией вспоминают о хасидском или литвакском происхождении своих предков.

zu