14-й год выпуска № 10 / 31 октября 2014 | 7 хешвана 5775

По ту сторону земного шара

Еврейские беженцы из нацистской Германии продолжали сохранять свои традиции в Южной Америке

Лилиана Рут Файерштайн

Для евреев, вынужденных после прихода к власти нацистов бежать из Европы, Латинская Америка далеко не всегда была тем местом, куда бы они хотели уехать в первую очередь. Однако в конечном итоге латиноамериканские страны приняли приблизительно от 90 до 100 тысяч еврейских беженцев из Германии и аннексированной Австрии. Старт в новую жизнь многим эмигрантам дался нелегко. Их первоочередной задачей была экономическая интеграция, которая стоила новоприбывшим больших усилий.
Однако было бы неверным рассматривать еврейскую иммиграцию из Германии исключительно в социально-экономическом аспекте, ведь немецкоязычные евреи внесли большой вклад в еврейскую жизнь принявших их стран. Они сыграли решающую роль в создании целой сети религиозных, культурных и социальных учреждений, разбросанных по всей Южной Америке.
Недавно в Латиноамериканской раввинской академии в Буэнос-Айресе прошёл симпозиум, посвящённый вкладу немецкоязычных евреев в еврейскую жизнь Южной Америки. Его главной темой было наследие раввинов из Центральной Европы в странах Латинской Америки. Как показали исследования, проведённые незадолго до симпозиума, в Латинской Америке работало более 20 немецкоязычных раввинов и канторов, получивших образование в известнейших европейских центрах еврейской учёбы. Они представляли как ортодоксальное, так и либеральное еврейство, и внесли глубокие изменения в религиозную жизнь евреев Латинской Америки, которая к моменту приезда туда немецких евреев определялась в основном еврейскими общинами, основанными в южной части Южной Америки евреями из Восточной Европы, а также – в меньшей степени – сефардами, и отличалась от той, к которой они привыкли в Германии. Поэтому немецкоязычные евреи основали свои собственные ортодоксальные и либеральные общины, которые существуют и сегодня, сохраняя традиции центральноевропейского еврейства.
Это можно продемонстрировать на примере деятельности д-ра Фрица Леопольда Штайнталя, который до эмиграции многие годы был раввином в Мюнстере. В 1939 году Штайнталь, который привёз с собой спасённый от огня свиток Торы, основал в Буэнос-Айресе общину «Бней-Тиква». Он хотел назвать свою синагогу в честь раввина Лео Бека и поэтому в 1944 году обратился с этим вопросом к дочери находившегося тогда в заключении Лео Бека. В своём ответе Рут Берлак-Бек, жившая в эмиграции в Лондоне, писала: «Я знаю, с каким интересом мой отец наблюдал за первыми попытками создания вашей общины. Если мы, покинув наши разрушенные общины и рассеявшись по миру, создаём в стране, до сих пор не знавшей наших религиозных традиций, питомник, который позволит нам распространять наше полученное от предков наследие, то он, если бы он узнал об этом, с радостной уверенностью доверил бы эту задачу именно тем людям, на которых он всегда возлагал большие надежды в том, что касается воспитания следующих поколений». Этими словами Рут Берлак-Бек описала стоявшую перед раввинами-эмигрантами задачу: сохранять традицию и воспитывать молодое поколение.
Новые «питомники» создавались как либеральными, так и ортодоксальными раввинами. Так, родившийся в Венгрии д-р Герман Кляйн, который на протяжении 20 лет был раввином ортодоксальной общины «Адас Исроэль» в Берлине, основал в 1939 году в Буэнос-Айресе немецкоязычную общину «Ахдут Исраэль», которая по сей день является одним из важнейших ортодоксальных религиозных центров Южной Америки.
Позже немецкоязычными раввинами была создана и Латиноамериканская раввинская академия. В 1994 году там получила смиху первая женщина-раввин Латинской Америки: Маргит Баумац. Если учесть, что она родилась в Бреславле в 1938 году, в тот год, когда нацисты принудительно закрыли Еврейскую теологическую академию, то вручение ей многие годы спустя раввинского диплома как бы замкнуло (жизненный) круг.
Евреи из Германии также принимали активное участие в межрелигиозном диалоге. Ректор Раввинской академии Буэнос-Айреса раввин Авраам Скорка говорит, что его дружба с нынешним папой римским Франциском I была бы невозможной без активного вклада его предшественников в развитие диалога между евреями и католиками в 50-е годы.
Разумеется, среди тех, кто сохранял традиции немецкого еврейства, были не только раввины. Так, на симпозиуме в Буэнос-Айресе были также отмечены заслуги д-ра Зузы Халленштайн, которая получила в Берлине титул д-ра философии и работала в библиотеке Высшей школы иудаизма. В 1939 году Халленштайн эмигрировала в Аргентину. Позже она создала библиотеку Латиноамериканской раввинской академии, которая насчитывает сегодня более 50000 наименований и является самым большим собранием трудов по иудаике в Южной Америке. Учреждения, созданные в своё время немецкими евреями, – это прочный фундамент для будущих поколений. Об этом впечатляюще свидетельствует тот факт, что симпозиум положил начало созданию исследовательского и документационного центра имени Феликса Хосе Вайля при Латиноамериканской раввинской академии.
В ходе симпозиума связь между прошлым и будущим проявилась ещё и в том, что впервые в истории немецкоязычных общин Латинской Америки на него были приглашены очевидцы событий того времени, которые поделились с участниками своими воспоминаниями. Их рассказы произвели на многочисленных слушателей большое впечатление. И ещё одно свидетельство исторической преемственности: в организации симпозиума приняли участие библиотекари Ирена Мюнстер (Мэрилендский университет) и Рита Фляйшер де Саккаль (Латиноамериканская раввинская академия), происходящие из семей немецких евреев. Когда в конце симпозиума внук эмигрантов хазан Габриэль Фляйшер исполнял композиции Франца Шуберта и Луи Левандовского, многие из собравшихся в зале не смогли сдержать слёз из-за нахлынувших воспоминаний детства. Скоро Шаббат, и спасённые свитки Торы снова будут развёрнуты.

Д-р философии Лилиана Рут Файерштайн – научный сотрудник Аргентинского национального совета по научным и техническим исследованиям (CONICET).