14-й год выпуска № 10 / 31 октября 2014 | 7 хешвана 5775

Преемственность в эпоху перемен

Какое значение праздник Суккот имеет для нас сегодня / Интервью с профессором, д-ром Ицхаком Ареном

По традиции вечером после окончания праздника Йом Кипур начинают строить сукку. Суккот, праздник кущей, напоминает о 40 годах, которые сынам Израиля пришлось провести в пустыне после исхода из Египта. Чисто физически большую часть этого времени находившаяся в процессе становления еврейская нация провела не в скитаниях по пустыне, а на одном и том же месте: в Кадеш-Барнеа. Однако самая большая трансформация, через которую пришлось пройти еврейскому народу, была внутреннего характера: лишь после того как на смену поколению вышедших из Египта пришло новое поколение, стало возможным завоевание земли Ханаанской.
Об уроках праздника Суккот, отношениях между поколениями и необходимости сохранять идентичность и во времена перемен газета «Zukunft» побеседовала с психологом, профессором Кёльнского университета Ицхаком Ареном, который также является автором многочисленных работ по еврейской религии. В ходе беседы профессор Арен подчеркнул необходимость сохранять баланс между старшим и молодым поколением, между переменами и преемственностью. По его мнению, идея праздника Суккот нисколько не утратила своей актуальности за последние три с половиной тысячелетия.

«Zukunft»: Господин Арен, в Торе говорится, что сынам Израиля понадобилось 40 лет, чтобы войти в Землю обетованную. Было ли это запланировано уже при выходе из Египта?
Профессор, д-р Арен: Нет, согласно первоначальному божественному замыслу после исхода из Египта израильтяне должны были направиться прямо в Ханаан. Хотя они и должны были обходить земли, заселённые филистимлянами, однако им следовало избегать ненужных задержек. Но потом все эти планы были перечёркнуты инцидентом с разведчиками. Как известно, Моисей послал в Ханаан 12 разведчиков, которые должны были рассказать израильтянам об их новой родине. Вообще-то он рассчитывал на то, что они расскажут об этой стране только хорошее, однако вернувшись, большинство из них были так напуганы, что утверждали, что Ханаан завоевать невозможно. Им и большинству народа недоставало веры в бога, который обещал эту землю народу Израиля. Поэтому бог сказал, что израильтяне смогут вой­ти в землю Ханаанскую только тогда, когда умрёт поколение тех, кто вышел из Египта.
В Торе повествуется прежде всего о первом годе после исхода из Египта и о последнем годе перед завоеванием Земли Израиля. В действительности же наши предки провели большую часть того времени, что они находились в пустыне, в Кадеш-Барнеа. Это время, собственно, и было периодом трансформации.

В качестве наказания за малодушие?
Да, но не только. Слабость сынов Израиля продемонстрировала, что поколение, жившее в египетском рабстве, было не в состоянии справиться с такой задачей, как завоевание Ханаана. Выполнить эту задачу могло лишь следующее поколение, которое хотя и выросло в очень трудных условиях в пустыне, однако не знало рабства и не имело рабской ментальности.
Это важный психологический аспект. Кстати, недостаточную веру в бога бывшие рабы продемонстрировали уже в случае с Золотым тельцом. То время, которое Моисей провёл на горе Хорив, где ему были даны 10 заповедей, показалось им слишком долгим. Их веры в абстрактного, невидимого бога хватило лишь на 40 дней. Им нужно было что-то конкретное, идол.

Означает ли это, что старшее поколение в обоих случаях повело себя по-детски, продемонстрировало недостаточную веру в собственные силы и потребность немедленно получить осязаемый объект поклонения, то есть недостаточную способность ждать?
Да, это так. Одновременно молодому поколению выпала задача верить в бога и, опираясь на эту веру, надеяться на свои собственные силы. Оно чувствовало себя в состоянии завоевать обещанную им землю. То, что старшее и молодое поколение поменялись традиционными ролями, – типичный феномен, наблюдаемый в эпохи перемен. В нашей истории такой обмен ролями наблюдался не только во время исхода из Египта. Схожая ситуация имела место во время сионистской иммиграции в Израиль в конце XIX – начале XX века. Тогда мечту о возвращении в страну наших предков претворяли в жизнь главным образом молодые люди.
Конечно, это не чисто еврейская особенность, однако мы чаще, чем другие народы, переживали переломные моменты, причём в основном это происходило не по нашей или не совсем по нашей воле. Стоит только вспомнить массовую эмиграцию около двух миллионов евреев из царской России.
В некотором смысле сюда можно отнести и иммиграцию евреев из бывшего СССР в Германию после падения Берлинской стены. Молодёжь быстрее интегрировалась в языковом и культурном отношении. Дети сопровождают своих родителей в различные учреждения, помогают им при заполнении формуляров и т. д. Это, конечно, нельзя сравнивать с завоеванием Земли обетованной, однако и здесь мы имеем дело с определённым обменом ролями между разными поколениями.

Значит, будущее принадлежит молодёжи?
Молодёжь легче адаптируется к изменившейся ситуации. Однако это не означает, что во времена перемен старшее поколение не играет вообще никакой роли. Во время пребывания израильтян в пустыне старшее поколение никуда не исчезло. При всех своих недостатках оно вырастило новое поколение. Это новое поколение не росло в вакууме. Несмотря на разницу в ментальности между бывшими рабами и первым поколением, родившимся на свободе, необходимо было сохранить преемственность поколений. Для этого молодым израильтянам нужны были родители, бабушки и дедушки. Это понимал и Моисей. В своём последнем обращении к сынам Израиля он сказал: «Вспомним древние дни, времена поколений былых». Моисей знал и предупреждал, что и завоевателям Земли Израиля, на которую ему самому не суждено было ступить, грозило ослабление веры и идентичности. Именно так потом и произошло.
Этот урок актуален до сих пор: отношения между поколениями должны быть тщательно сбалансированы. Преемственность поколений необходимо сохранять и во времена перемен. Это не происходит само по себе, а требует сознательных усилий.

Это, наверное, справедливо не только во время праздника Суккот?
Этот урок важен не только во время этого праздника и не только во времена бегства, эмиграции и преследований. В некотором смысле мир постоянно находится в процессе преобразования, хотя, разумеется, изменения не всегда происходят одинаково быстро. Необходимо постоянно стремиться не только к правильным взаимоотношениям между поколениями, но и одновременно искать баланс между изменениями с одной и грозящим застоем с другой стороны. На это всегда уходит некоторое время. Так, наши предки воспринимали время, проведённое в пустыне, не только как наказание, но и как возможность для дальнейшего развития.
Кстати, это напоминает об одной из важных целей психотерапии. Психотерапевты стремятся помочь своим клиентам избежать как водоворота неконтролируемых изменений, которые могут привести к психозу, так и оцепенения и неподвижности, свойственных неврозу. Важно, чтобы человек действовал не на основании навязчивых идей, а мог как свободное существо выбирать между разными возможностями. Наличие свободной воли, которая позволяет человеку принимать правильные решения, – это один из главных постулатов иудаизма.

Какое значение имеет сама сукка, в которой мы должны в течение семи дней проводить по крайней мере часть своего времени?
Сукка напоминает нам об изменениях в истории. Она учит нас не воспринимать ту физическую и материальную стабильность, в которой мы живём в настоящий момент, как нечто постоянное и само собой разу­меющееся. Это не уютный летний шатёр, который дарит нам тень и защищает нас от палящего солнца. Напротив, Суккот приходится на такое время года, когда уже не очень приятно находиться на улице. Даже в Израиле в это время может быть довольно прохладно и дождливо. Это как минимум напоминание о суровых испытаниях. Я считаю, что сукка помогает нам увидеть жизнь в правильной перспективе. Она помогает нам быть готовыми к непредвиденным ситуациям. Эта идея, заключённая в празднике Суккот, и через 3500 лет по-прежнему остаётся актуальной.