14-й год выпуска № 8 / 29 августа 2014 | 3 элула 5774

Разница в моральных установках

Существует опасность, что стратегия ХАМАС, заключающаяся в использовании собственного гражданского населения в качестве живого щита, будет взята на вооружение кем-то ещё

Во время израильской контртеррористической операции в Секторе Газа ХАМАС неоднократно использовал мирных жителей в качестве живых щитов. Так, главный командный пункт этой организации был расположен под больницей. Мечети, больницы, школы и другие публичные здания, а также частные дома использовались как склады оружия или для размещения пусковых установок. Многие мирные жители, желавшие покинуть такие места, были вынуждены остаться, поскольку в противном случае ХАМАС грозил им расправой. Таким образом «Исламское движение сопротивления» стремилось связать израильской армии руки и либо вынудить её отказаться от ударов по террористическим целям, либо спровоцировать как можно больше жертв среди мирных жителей, чтобы настроить мировую общественность и международное политическое сообщество против Израиля.
О стратегии ХАМАС и её последствиях газета «Zukunft» побеседовала с израильским исследователем и экспертом по исламскому экстремизму д-ром Мордехаем Кедаром из Бар-Иланского университета в Рамат-Гане.


Вопрос: Господин Кедар, была ли преступная стратегия ХАМАС, заключавшаяся в вовлечении мирных жителей в войну против Израиля, успешной с военной точки зрения?
Д-р Мордехай Кедар: С точки зрения ХАМАС эта стратегия была успешной в том смысле, что она действительно ограничила свободу действий израильской армии. Во многих случаях армии пришлось отказаться от уничтожения террористических целей, чтобы не пострадали мирные жители. В результате ХАМАС, вероятно, удалось спасти больше складов оружия, командных пунктов или мастерских по производству ракет.

Как этому можно противодействовать?
Израиль старается свести к минимуму жертвы среди гражданского палестинского населения. Так было и на этот раз в Газе. ХАМАС же, напротив, с презрением относится к человеческим жизням, в том числе и к жизням палестинцев. Как сказал премьер-министр Биньямин Нетаньяху, Израиль использует ракеты (имелась в виду система ПРО) для защиты людей, а ХАМАС использует людей для защиты ракет, с помощью которых он намеревается обстреливать Израиль. Эта разница в моральных установках будет и дальше создавать проблемы для израильской армии. Современные технологии, позволяющие наносить точечные удары по террористическим целям, лишь отчасти решают проблему.

Является ли использование мирных жителей в качестве одного из элементов стратегии террора чем-то новым с военной точки зрения?
В некотором смысле, да. Для многих государств, а тем более для военизированных формирований и террористических организаций, безопасность гражданского населения не имеет никакого значения. Это в полной мере относится и к диктаторским режимам и террористам в исламском мире. Исламисты не делают никакого различия между армией и мирными жителями, считая, что каждый обязан принимать участие в джихаде. Жертвы среди собственного гражданского населения почитаются как мученики. Считается, что шахид (мученик – прим. ред.) попадает в рай, где ему обеспечена прекрасная вечная жизнь – причём даже в том случае, если он принял якобы мученическую смерть не по своей воле, а по воле правителей. Поскольку мученик не считается действительно умершим, то его, в отличие от других, хоронят в нормальной одежде, а не в саване.
Во время войны между Ираном и Ираком аятолла Хомейни посылал безоружных детей на минные поля, чтобы они наступали на мины и тем самым сводили к минимуму опасность для идущих вслед за ними войск. При этом каждому ребёнку вешали на шею пластиковый ключ от ворот рая. Так что сознательное принесение в жертву мирных жителей не является чем-то новым.
Однако в нашем случае мы имеем дело с несколько другим вариантом. Когда мирных жителей заставляют прикрывать своими телами военные объекты или инфраструктуру террора, то речь идёт, как уже упоминалось, об использовании разницы в моральных установках между воюющими сторонами. Полагаю, что исламистским повстанцам, участвующим в гражданской войне в Сирии, не придёт в голову посылать детей на крыши. И не потому, что они выше ХАМАС в моральном отношении, а потому, что они прекрасно знают, что это не помешает сирийскому режиму бомбить их. Башару аль-Асаду безразлично, где убивать детей – на крыше или на улице.

Схожим с ХАМАС образом действует и ливанская группировка «Хизболла», которая тоже размещает своё оружие в самой гуще гражданского населения.
И в этом случае мы имеем дело с циничным использованием разницы в моральных установках.

На Западе многие оценивают ситуацию иначе.
Люди не понимают, что вина за жертвы среди мирных жителей в Секторе Газа или, как это было в 2006 году, в Ливане лежит на террористических организациях. То, что Запад, невзирая на этот факт, усиливает общественное и политическое давление на Израиль, является для террористов ещё одним стимулом прятаться за спинами мирных жителей. Это не только несправедливо по отношению к палестинскому гражданскому населению и Израилю, но и противоречит интересам самого Запада.

Каким образом?
Экстремисты и диктаторы на Ближнем Востоке и за его пределами очень внимательно следят за конфликтами, которые террористические организации навязывают Израилю. Если жертвовать своим гражданским населением в борьбе с демократическими странами столь выгодно с военной точки зрения, то велика вероятность того, что кто-то ещё возьмёт эту стратегию на вооружение. Допустим, Запад будет вынужден применить военную силу, чтобы остановить иранскую ядерную программу. Что помешает Ирану согнать десятки тысяч детей на крыши ядерных объектов? Однако речь идёт не только о Ближнем и Среднем Востоке. Кто может гарантировать, что, например, Северная Корея не поступит точно так же в случае военного конфликта? Это было бы ещё одним шагом к обесчеловечиванию войны. В данный момент я не могу предсказать, где и когда ещё эта стратегия будет применена, однако здесь мы имеем дело с крайне опасным прецедентом.