14-й год выпуска № 6 / 27 июня 2014 | 29 сивана 5774

Забыть и снова вспомнить

Художественный фильм «Последний менч» рассказывает вымышленную, но тем не менее очень правдоподобную историю человека, пережившего Холокост

Бригитта Ениген

В прошлом месяце на экраны кинотеатров Германии вышел фильм французского режиссёра Пьера-Анри Сальфати «Последний менч». Эта лента, являющаяся одним из наиболее интересных кинофильмов на еврейскую тему, которые демонстрировались в Германии в последние годы, по праву получила высокую оценку критиков.
Хотя фильм рассказывает вымышленную историю, однако эта история вполне могла произойти на самом деле – даже более того, такая же или во всяком случае похожая история наверняка произошла после Шоа.
Главный герой фильма «Последний менч» (слово «менч» заимствовано из идиша и означает «человек») – бывший узник концлагеря Аушвиц Менахем Тайтельбаум. После освобождения из концлагеря в 1945 году он сменил имя и фамилию на Маркус Шварц и попытался забыть своё прошлое. Он скрывал от окружающих не только то, что был в Аушвице, но и то, что он еврей.
Однако похороны одного знакомого заставляют пожилого героя фильма, которого мастерски играет Марио Адорф, задуматься о своей собственной смерти. Внезапно у него появляется желание быть похороненным на еврейском кладбище. Однако для этого он должен доказать кёльнскому раввину, что он еврей, а это оказывается сложной задачей, поскольку он на протяжении десятилетий никак не был связан с еврейством. Даже вытатуированный на его руке номер из Аушвица не признаётся убедительным доказательством.
Однако Маркус-Менахем, которому уже за восемьдесят, не сдаётся. Он отправляется на свою бывшую родину, в Венгрию, чтобы найти доказательства того, что он еврей, а также чтобы наконец-то переосмыслить своё прошлое. Его сопровождает молодая турчанка из Германии по имени Гюль, которую он нанял в качестве гида. Её роль исполняет Катарина Дерр, которая отлично смогла показать, как первоначально грубоватая Гюль со временем становится всё более чуткой и деликатной. Гюль сопровождает Тайтельбаума в его поисках вытесненной из памяти прежней жизни. Возможно, это не случайность. Разве она, турчанка, не блуждает, так же как и он, в поисках своего места между двумя культурами?
Во время одной трогательной сцены Гюль накалывает на своей руке лагерный номер Тайтельбаума. Это путешествие в прошлое становится для неё откровением, направленным в будущее. Этот драматургический ход Пьера-Анри Сальфати основан на реальных случаях, когда внуки, в основном в Израиле, накалывали у себя на руках лагерные номера своих бабушек и дедушек. Это был для них очень личный поступок, направленный против забвения.
Сальфати знает эту тему изнутри. Он родился в 1953 году в Париже и учился в католической начальной школе. Позже он вёл образ жизни ультраортодоксального еврея. Сальфати, снявший такие отмеченные премиями фильмы, как «Tolérance» и «Джазмен из ГУЛАГа», рассказывает, что сегодня он живёт «свободно, без религии».
Фильм «Последний менч» – это трагикомедия, которая тем не менее поднимает ряд вопросов: почему все раввины в Венгрии говорят по-немецки? Почему в этой стране практически не обсуждается тема старого и нового антисемитизма?
В Венгрии Менахем Тайтельбаум наконец-то вспоминает своё вытесненное из памяти прошлое. Он снова говорит на идише и встречает старую, слепую женщину по имени Этель, которую играет Ханнелоре Эльснер. Вместе с ней он отмечает Шаббат, который не праздновал со времени своего детства. Она ведёт его на еврейское кладбище, он делится с ней своими воспоминаниями. Между ними возникает симпатия, и они хотят провести вместе последние годы своей жизни. К сожалению, Этель умирает, а затем уходит из жизни и Менахем. Его хоронят в Венгрии по еврейскому обычаю.
В одном из интервью 83-летний актёр Марио Адорф признался, что после Второй мировой войны он, тогда ещё молодой человек, испытал чувство стыда, когда узнал о масштабах нацистских преступлений. «Когда пришли американцы, то я воспринял это не как освобождение; это было скорее подспудное чувство поражения», – рассказал Адорф, родившийся в 1930 году. Позже к нему пришло горькое осознание того, что он был попутчиком нацистского режима и одновременно обманут им. «Искупить вину невозможно», – говорит Марио Адорф. В то же время он считает, что участвуя в таких фильмах, как «Последний менч», он, в том числе и как католик, вносит свой вклад в то, чтобы судьбы таких людей, как Менахем Тайтельбаум, никогда не были забыты.
Кстати, с поднятой в фильме проблемой отсутствия у Тайтельбаума доказательства еврейства действительно сталкиваются еврейские общины ФРГ и других стран. Как рассказывает земельный раввин Еврейской религиозной общины Вюртемберга (ЕРОВ) Нетанель Вурмзер, в результате погромов многие люди были изгнаны из родных мест, а во время Шоа были уничтожены целые семьи и даже целые общины. Это усложняет поиск свидетелей. При этом, в соответствии с еврейским правом, заявление свидетелей (а лучше всего авторитетного раввина) имеют бóльший вес, чем документы. По словам Вурмзера, не так уж редко встречаются случаи, когда человеку приходится доказывать своё еврейство, чтобы вступить в еврейскую общину или быть похороненным по еврейскому обычаю. «С этой проблемой мы сталкиваемся постоянно», – говорит земельный раввин.