14-й год выпуска № 6 / 27 июня 2014 | 29 сивана 5774

Поворотное событие

Первая мировая война наложила неизгладимый отпечаток в том числе и на еврейский мир

В июле исполняется сто лет с начала Первой мировой вой­ны. В связи с этой годовщиной в Европе активно обсуждаются её причины, ход и последствия. Это понятно и правильно, ведь Первая мировая война создала предпосылки для важных исторических процессов, последствия которых отчасти ощущаются по сей день. Это в полной мере относится и к еврейскому миру. Хотя война была ужасна для всех, однако евреям как во время войны, так и после неё пришлось столкнуться с особыми факторами, дополнительно осложнявшими их жизнь.
В этой войне участвовало на то время беспрецедентное число евреев: около миллиона человек. Однако то обстоятельство, что евреи сражались плечом к плечу со своими нееврейскими согражданами, отнюдь не означало для большинства из них, что окружающее общество признало их своими. Порой имела место противоположная ситуация, например, в царской России, где служило наибольшее число еврейских солдат: полмиллиона человек. Там еврейские солдаты не только сталкивались с издавна существующим антисемитизмом, но и огульно подозревались в шпионаже в пользу вражеской Германии. Зачастую для этого уже было достаточно того, что многие русские принимали идиш за немецкий. Чтобы «обезвредить» потенциальных еврейских шпионов и среди гражданского населения, во время войны царское правительство распорядилось принудительно переселить сотни тысяч евреев вглубь страны.
В то же время немецкие евреи были полны патриотических чувств к кайзеру и отчизне. Подавляющее большинство немецких евреев поддерживало и восхищалось своими единоверцами, сражавшимися в рядах немецкой армии. Из порядка 100000 воевавших за Германию еврейских солдат 12000 пали на поле боя. Однако благодарности за свой патриотизм они не получили. Во время вой­ны они сталкивались с абсолютно ложным обвинением в уклонении от службы на фронте. Чтобы доказать это, военное министерство провело в 1916 году так называемую перепись евреев. Однако когда перепись, которая официально называлась «Доказательство службы военнообязанных евреев в вооружённых силах», показала, что процент евреев в боевых частях был не слишком низким, а, наоборот, слишком высоким, то её результаты засекретили и таким образом скрыли от общественности. В глазах антисемитов евреи если и годились на что-нибудь, то только на роль козлов отпущения. Как только стало понятно, что Германия потерпит поражение, то вину за это возложили на евреев. Появившаяся у немецких евреев в начале войны надежда, что благодаря участию в боевых действиях они наконец-то станут полноценными немецкими гражданами, оказалась иллюзией.
Ситуация евреев, служивших в армиях других держав, была менее тяжёлой, но и им часто приходилось нелегко. Хотя 300000 еврейских солдат в вооружённых силах Австро-Венгерской империи и подпадали под действие кайзеровского эдикта о толерантности, однако не все солдаты и командиры следовали духу этого эдикта. К тому же война положила конец существованию Австро-Венгерской империи, а вместе с ней и толерантности. Во французской армии в качестве подполковника запаса служил реабилитированный в 1906 году Альфред Дрейфус, однако это не означало, что во Франции исчезли антиеврейские предрассудки.
После войны страны-победители пытались гарантировать права меньшинств в государствах Восточной и Юго-Восточной Европы, возникших в результате войны. Эти права были зафиксированы в подписанных в Париже мирных договорах. Они распространялись и на еврейское меньшинство. Тем не менее эти составленные с благими намерениями положения в основном остались на бумаге. Хотя такие государства, как Польша, Венгрия и Румыния, официально и были демократическими, однако в них процветал сильнейший национализм, составной частью которого был широко распространённый ярый антисемитизм. Дискриминация евреев часто была доминирующей общественной нормой, причём правительства и ведомства не только не противодействовали этому явлению, но и даже потворствовали ему.
Во время Гражданской войны в России десятки тысяч евреев были убиты антибольшевистскими силами. Хотя молодая Советская власть подобных вещей не делала (самые страшные преследования евреев были ещё впереди), однако она систематически уничтожала организованную еврейскую жизнь: первый удар пришёлся по религии, а затем была ликвидирована независимая еврейская культура.
Но самая большая катастрофа назревала в Германии. В Веймарской республике нацисты могли беспрепятственно укреплять свои позиции и готовить захват власти. При этом агрессивный антисемитизм в любом случае был им на руку.
Правда, в период между войнами евреи пытались добиться улучшения своего положения. Страны Европы, в которых формально царил демократический строй, предоставляли им возможность открыто бороться за свои права. И хотя еврейское население и использовало эти возможности, однако у него практически не было союзников среди неевреев, вследствие чего его усилия оказались тщетными или в лучшем случае имели лишь временный успех.
В США Первая мировая война привела к невиданному доселе сплочению еврейского сообщества. Сразу же после начала войны еврейские организации различных направлений создали благотворительную коалицию для поддержки нуждающихся в помощи евреев в Европе и Земле Израиля. Из этой благотворительной коалиции сформировался Американский еврейский объединённый распределительный комитет, более известный как «Джойнт», который и сегодня действует по всему миру. Однако развитие американского еврейства вышло далеко за рамки раздачи пожертвований: закалённое трудностями войны еврейское сообщество Соединённых Штатов, состоявшее тогда в основном из иммигрантов, стало на путь оказания всеобъемлющей поддержки другим еврейским общинам. То, что в результате войны США превратились в мировую державу, преследующую свои интересы во всём мире, помогло американским евреям занять главенствующее положение в еврейском мире, которое они сохраняют до сих пор.
В 1917-1924 годах США ввели жёсткие иммиграционные квоты. Одной из причин этого была вызванная войной обеспокоенность многих американцев по поводу национальной безопасности. Эта обеспокоенность помогла сторонникам иммиграционных законов провести новые ограничения через Конгресс США. На самом деле за этими законами стоял не только страх перед внешними угрозами, но и расистски мотивированное стремление не допустить проникновения в страну «нежелательных элементов», которые якобы мешали формированию «подлинной» американской идентичности. К таким элементам причислялись, например, японцы, китайцы, славяне из Восточной Европы и евреи.
Некоторые американские политики считали евреев «не поддающимися интеграции» в экономическом и культурном отношении. Поэтому иммиграционные квоты были умышленно установлены таким образом, что иммиграция евреев стала практически невозможной. Если бы не были введены эти ограничения, то в период между двумя мировыми войнами в США иммигрировало бы намного больше евреев из Европы, причём не только после расцвета нацизма, но и до этого. К сожалению, для большинства евреев, за исключением относительно небольшого числа еврейских беженцев, принятых после прихода к власти нацистов, путь в Америку оказался практически закрыт.
Ещё одним следствием Первой мировой войны был переход контроля над Землёй Израиля от Османской империи к Великобритании. Передача мандата на управление Палестиной Великобритании пришлась на тот короткий, но важный период, когда эта страна положительно относилась к идее сионизма. При этом Соединённым Королевством двигали не столько гуманистические мотивы, сколько государственные интересы. Во время Первой мировой войны Лондон надеялся, что его просионистская позиция поможет ему завоевать симпатии в США. После войны правительство Великобритании стремилось с помощью евреев обеспечить британские интересы на Ближнем Востоке.
Как известно, эта просионистская позиция просуществовала недолго. Тем не менее подмандатная Палестина стала ядром будущего государства Израиль. Несмотря на то что в скором времени на еврейскую иммиграцию в Палестину были наложены строгие ограничения, еврейское сообщество смогло создать на исторической родине базовые государственные структуры и достичь критической массы, без которой произошедшее позднее создание государства было бы невозможно.
В то же время сионистское движение в Восточной Европе активно использовало те возможности политической деятельности, которые появились у него после войны. В это время возникли сионистские партии, культурные общества и школы. Из рядов сионистского движения в Польше межвоенного периода вышли в том числе и два будущих премьер-министра Израиля Менахем Бегин и Ицхак Шамир. Несмотря на то что антиеврейская иммиграционная политика Британских властей препятствовала массовой эмиграции евреев из Восточной Европы в Палестину, восточноевропейским сионистам удалось добиться впечатляющих успехов. В общем и целом можно сказать, что Первая мировая война и её последствия весьма способствовали созданию три десятилетия спустя Государства Израиль, и прежде всего потому, что евреи сумели вовремя воспользоваться непродолжительным благоприятным моментом.
Часто задаётся вопрос, можно ли считать Вторую мировую войну одним из следствий Первой мировой войны. Говорить о наличии прямой причинно-следственной связи между двумя войнами нельзя. Когда осенью 1918 года замолчали пушки, газовые камеры Аушвица ещё не были неотвратимой судьбой. Однако можно утверждать, что после 1918 года Европа не сделала должных выводов из тех пагубных идей, которые привели к началу Первой мировой войны. Ни готовность жертвовать жизнями миллионов людей во имя высокомерного национализма, ни стремительный рост расизма и антисемитизма не были распознаны как корень зла. Кроме того, даже в таких демократических странах, как Франция и Великобритания, дефицит демократии и пренебрежение к правам человека, наблюдавшиеся в большинстве европейских стран, не рассматривались как экзистенциальная опасность.
Возможно, это самый трагический аспект периода между двумя мировыми войнами. Из-за несостоятельности европейских политиков нацисты смогли беспрепятственно создать в центре Европы свой преступный режим и развязать Вторую мировую войну, которая унесла жизни многих миллионов людей и во время которой была уничтожена треть еврейского народа. Если бы принципу «Противодействуй началам» последовали уже в 1918 году, то XX век, возможно, не стал бы таким трагическим.

zu