14-й год выпуска № 1 / 31 января 2014 | 30 швата 5774

Два мира

В новой книге дети людей, переживших Холокост, рассказывают о причинах, которые побудили их уехать в Израиль или остаться в Германии

У людей, чьи родители пережили Холокост, как правило, было непростое детство, где бы они ни жили. В Германии большинство из них стояли перед дополнительной дилеммой: имеют ли евреи-жертвы нацистских преследований и их дети моральное право жить в стране нацистских преступников, или их подлинной родиной является Израиль, несмотря на то что в те годы жизнь там была довольно трудной? В первые послевоенные десятилетия эта дискуссия была определяющим фактором еврейского самосознания в ФРГ. Она является важным ключом к пониманию еврейского сообщества, возникшего после и несмотря на Шоа между Рейном и Эльбой.
В сентябре 2013 года Федеральный центр политического образования выпустил книгу, в которой рассказывается не только о тогдашней дискуссии, но и о судьбах представителей послевоенного поколения евреев, одни из которых уехали в Израиль, а другие остались в Германии. Книга, вышедшая под редакцией Аниты Хавив-Хоринер и Сибиллы Хайльбрунн, называется «Родина? Возможно. Дети переживших Холокост между Германией и Израилем». Она содержит 16 интервью с евреями, родившимися или проживавшими в Германии после Второй мировой войны. Восемь из них эмигрировали в Израиль, семь остались в Германии, а один – в Австрии. Часть из них эмигрировала не один раз, а некоторые какое-то время жили в других странах.
Конечно, читателям, биография которых схожа с биографией людей, представленных в книге, многое покажется знакомым, а та или иная ситуация напомнит им события их собственной жизни. Однако это не означает, что новая книга предназначена только для людей со схожей судьбой, у которых она может вызвать ностальгические чувства. Книга доходчиво знакомит и непосвящённого читателя с весьма непростыми биографиями людей, чьи родители пережили Холокост. Кроме того, отдельные судьбы, несмотря на имеющееся сходство, индивидуальны, ведь личные и семейные истории персонажей книги порой существенно отличаются друг от друга. Поскольку в книге представлены люди разного возраста, она даёт представление о различных этапах в развитии еврейского сообщества. Книга интересна ещё и тем, что её герои рассказывают о своей жизни с предельной честностью и без каких-либо идеологических шор. Вероятно, именно по этой причине часть из них выразила желание, чтобы в книге были опубликованы только их инициалы, а не полные имена. Интересно и то, что в книге представлены три пары родственников (братьев и сестёр), причём в каждой паре один родственник остался в Германии, а другой уехал в Израиль.
Чувство, которое красной нитью проходит через все биографии, представленные в книге, – это ощущение собственной чужеродности, которое испытывали участники интервью в детстве в Германии. Это чувство было одной из главных причин их решения уехать в Израиль, причём даже в тех случаях, когда эти люди в конечном итоге никуда не уезжали или Израиль становился для них лишь промежуточным этапом эмиграции.
Чувство, что они так и не стали своими, часто преследует их до сегодняшнего дня. Его испытывают и те, кто живёт в Германии: хотя они и считают эту страну своим домом, однако они не могут сказать, что это их родина. С другой стороны, люди привыкли к этому ощущению, хорошо адаптировались в своём окружении и ведут еврейскую жизнь в соответствии со своими личными убеждениями.
В свою очередь иммигранты, живущие сегодня в Израиле, не потеряли связь с Германией. Одни из них работают в сфере германо-израильских отношений, другие сохранили свои «привычки», типичные для немецких евреев, что не только не мешает, но и может облегчить успешное продвижение по карьерной лестнице в Израиле. Тот факт, что иммигранты приехали из Германии, никак не препятствует и их интеграции в социальную и культурную жизнь израильского общества.
Объясняя выбор страны проживания, участники интервью уверены в своём решении и по праву считают, что им не нужно за него извиняться. Поэтому подзаголовок книги следует понимать не в том смысле, что её герои находятся в подвешенном состоянии и не чувствуют своей принадлежности ни к Германии, ни к Израилю, а в том, что они смогли сформировать идентичность, в которую в большинстве случаев органично вписывается принадлежность к той и другой стране (в большей или меньшей степени). Это вполне соответствует духу времени. В мире, в котором всё большую роль играют глобализация и миграция, комплексная идентичность не является исключением, а всё больше становится нормальным явлением.

zu