14-й год выпуска № 1 / 31 января 2014 | 30 швата 5774

Личный выбор

Интервью с полковником Гидеоном Рёмером-Хиллебрехтом о службе евреев в бундесвере

Д-р Гидеон Рёмер-Хиллебрехт – полковник бундесвера и заместитель председателя Союза еврейских солдат. Он родился в 1965 году, прошёл обязательную срочную службу в боевых подразделениях армии ФРГ, изучал юриспруденцию в университете, а затем стал профессиональным военным. После окончания академии генерального штаба он в качестве командира служил в Афганистане и некоторое время проработал в структурах НАТО. Кроме того, доктор общественно-политических наук Рёмер-Хиллебрехт является признанным экспертом по истории евреев в вооружённых силах Германии и автором книг и многочисленных статей на эту тему. В интервью газете «Zukunft» он рассказал о службе евреев в бундесвере и о своём личном опыте службы в армии ФРГ.

Zukunft: Господин Рёмер-Хиллебрехт, что побудило вас пойти в бундесвер. Ведь тогда там служило крайне мало евреев?
Д-р Рёмер-Хиллебрехт: Поскольку мои родители пострадали от нацизма, я имел возможность получить освобождение от службы в армии, но не воспользовался ею. Как гражданин этой страны я, как и некоторые другие, хотел пройти тогда ещё обязательную воинскую службу. А после окончания университета я стал профессиональным военным. Я довольно активный человек и поэтому мне нравилась непростая, но в то же время разнообразная работа военного.

Как вы сочетаете службу в бундесвере с еврейством?
Моя семья ведёт традиционный еврейский образ жизни, однако это не является помехой. Как известно, в иудаизме действует принцип «дина де-малхута дина» (закон государства – это закон), то есть евреи обязаны соблюдать законы тех стран, где они могут беспрепятственно исповедовать свою религию. Этот принцип распространяется и на воинскую повинность. Военнослужащие тоже имеют право на свободу вероисповедания. По желанию они обеспечиваются кошерным питанием.

А вы на службе тоже питаетесь кошерно?
Да.

В том числе и во время службы за границей?
Там организовать кошерное питание часто ещё проще, особенно если в миссии участвуют американские подразделения, которые располагают кошерным питанием для своих собственных солдат. Тогда можно просто питаться кошерными пайками американцев. У бундесвера тоже есть поставщики, обеспечивающие военнослужащих кошерным питанием, предназначенным для приготовления в микроволновой печи.

А как в бундесвере обстоят дела с антисемитизмом?
Бундесвер как таковой не терпит проявлений антисемитизма или других видов расизма. Инциденты подобного рода немедленно пресекаются. В то же время вооружённые силы являются зеркалом общества, и поэтому среди солдат порой также встречаются проявления антисемитизма, по крайней мере латентного. Это известно, и я сам с этим сталкивался. Правым экстремистам не нравится присутствие евреев в бундесвере. Когда меня направили в Афганистан, то на соответствующих форумах кое-кто желал талибам удачи в охоте на меня.

В бундесвере служат и солдаты-мусульмане. Какие у вас с ними отношения?
Отличные. При этом, конечно, нужно сказать, что исламисты, ненавидящие евреев, вряд ли идут в бундесвер. Один из моих подчинённых, например, был мусульманином палестинского происхождения, и у нас не было никаких проблем.

Он знал, что вы еврей?
Разумеется.

Сколько евреев служит в бундесвере?
Точные цифры привести трудно, поскольку бундесвер не регистрирует религиозную принадлежность военнослужащих. До воссоединения Германии евреи в бундесвере были исключением. В ГДР евреи, как и все другие военнообязанные, должны были служить в Национальной народной армии. Поскольку ГДР официально считала себя антифашистской страной, не несущей ответственности за преступления нацизма, то там для евреев не делали никаких исключений. Тем не менее евреи, служившие в армии ГДР, всё же сталкивались с проявлениями антисемитизма. Однако в Восточной Германии жило так мало евреев, что и там еврейские солдаты были исключением.

А после воссоединения?
В результате иммиграции из бывшего СССР и по мере получения иммигрантами немецкого гражданства число еврейских солдат увеличилось. При этом следует сказать, что евреи из бывшего СССР часто с куда меньшей неприязнью относятся к службе в армии, чем «старожилы», ведь они считают себя детьми тех, кто одержал победу над нацистской Германией. Согласно данным Социологического института бундесвера в конце прошлого десятилетия в армии Германии служило около 200 еврейских солдат. Поскольку в 2011 году действие закона о воинской повинности было приостановлено, то с тех пор число евреев в бундесвере, скорее всего, сократилось.
В Союз еврейских солдат входит 35 человек, 15 из которых находятся на действительной военной службе, а остальные являются резервистами. Однако большинство еврейских солдат не состоит в нашей организации. Кроме того, многие евреи, служащие в бундесвере, вероятно, предпочитают не заявлять о своей принадлежности к еврейству. По самым приблизительным оценкам, в настоящее время в бундесвере служит более 100 солдат-евреев. Более точных данных я привести не могу. Часто я совершенно неожиданно сталкиваюсь на службе с евреями, которые никогда не слышали о нашей организации.

Вы бы могли порекомендовать молодым евреям идти в бундесвер?
Поскольку действие закона о воинской повинности приостановлено, то каждый должен решать этот вопрос сам. Сегодня бундесвер является интересным, хотя, конечно же, и не совсем обычным работодателем. Чтобы эффективно отстаивать еврейскую позицию, необходимо делать это будучи частью общества, а не внешним наблюдателем и критиком.
Я могу понять чувства молодых евреев, которые, принимая во внимание немецкую историю и судьбу своих предков, не хотят служить в немецкой армии, даже если они родились спустя полвека после крушения «Третьего рейха». Прошлое – это часть настоящего. Я сам знаю молодых евреев, включая мою дочь, которые если и готовы служить, то в израильской армии, а не в бундесвере.
С другой стороны, я считаю абсолютно легитимным желание защищать ФРГ. Это решение каждый должен принимать сам для себя, не критикуя тех, кто придерживается иного мнения.