13-й год выпуска № 11 / 29 ноября 2013 | 26 кислева 5774

Король универмагов, любитель искусства и последователь культурного сионизма

Конференция в Хемнице воскрешает в памяти деятельность Залмана Шоккена

Для Ханны Арендт он был «еврейским Бисмарком», другие восхищались им как «королём универмагов». Предприниматель, издатель, покровитель наук и последователь «культурного сионизма» Залман Шоккен (1877-1959) родился в окрестностях Познани в семье польских евреев. Его имя уже при жизни стало легендой. Однако до сегодняшнего дня не вышло ни одной биографии Шоккена на немецком языке, хотя настоящий взлёт его карьеры произошёл именно в Германии.
Тем важнее была состоявшаяся в октябре международная конференция в Хемнице, призванная воскресить в памяти деятельность Шоккена. В ней приняли участие историки из Германии, Израиля, США, Польши, Чехии и Швейцарии, а также потомки Шоккена. Для проведения этой конференции вряд ли можно было бы выбрать более подходящее место: в самом сердце Хемница, промышленного центра Саксонии, по-прежнему расположено здание универмага Шоккена, который был одним из его самых известных универмагов. Это здание, созданное по проекту архитектора Эриха Мендельсона и открытое в 1930 году, представляет собой полукруглую стальную конструкцию с необычными эркерами, которые в ночном освещении как бы парят над землёй. Оно чудом не было разрушено во время массированной бомбардировки Хемница союзнической авиацией 5 мая 1945 года. В послевоенное время в здании бывшего универмага также располагались различные торговые фирмы, в то время как концерн самого Шоккена исчез, так как был «аризирован». Начиная с 2014 года в этом здании разместится Государственный археологический музей и три постоянные экспозиции, которые будут посвящены жизни и деятельности Залмана Шоккена, архитектуре Эриха Мендельсона и истории торгового концерна Шоккенов.
Даже во время кризиса 20-х и начала 30-х годов братьям Залману и Зимону Шоккенам удалось открыть в малых и средних промышленных городах Саксонии 14 универмагов, которые пользовались успехом. Причиной их популярности была культура продажи, открыто демонстрирующая уважение и к людям со скромным доходом. В 1931 году концерн Шоккенов находился в зените успеха. В нём работало более 5000 человек, а годовой оборот составлял около 100 миллионов рейхсмарок.
Однако интересы предпринимателя Залмана Шоккена не ограничивались годовыми оборотами его фирмы. На конференции в Хемнице раввин Барух Йонин (Иерусалим) рассказал о рано пробудившемся интересе Шоккена к немецким классикам. В 1907 году он прочёл книгу Мартина Бубера «Истории рабби Нахмана», которая произвела на него чрезвычайно сильное впечатление. С этого момента Шоккен стал собирать книги по гебраике и иудаике разных веков. Одновременно он стал оказывать поддержку писателю Шмуэлю Йосефу Агнону, философу Мартину Буберу и специалисту по Каббале Гершому Шолему, выплачивая им щедрые стипендии.
Эмигрировав в 1934 году из нацистской Германии, Шоккен снова встретил в Иерусалиме многих своих друзей и единомышленников из числа немецких евреев. Эрих Мендельсон построил для него в иерусалимском районе Рехавия импозантную виллу и отдельную библиотеку в модернистском стиле. По словам историка из Базеля Штефани Марер, дом семьи Шоккен стал центром, где собиралась писатели и другие представители иммигрировавшей из Германии еврейской интеллигенции.
Живя в Палестине, Шоккен продолжал активно работать. В Иерусалиме он основал Институт исследования еврейской мистики и финансировал научные работы, посвящённые ивритской поэзии. Кроме того, Шоккен долгие годы был административным директором Еврейского университета в Иерусалиме. Благодаря ему этот университет стал высокопрофессиональным международным научным центром. Однако это было далеко не всё. В 1935 году Залман Шоккен стал владельцем находившейся в тот момент в кризисе ежедневной ивритской газеты «Гаарец», которую позже перенял его сын Густав (Гершом). Начиная с 1990 года газетой руководит внук Шоккена Амос.
Тот факт, что Залман Шоккен провёл последние годы своей жизни прежде всего в Нью-Йорке, где он организовал издательство «Шоккен букс» и расширил круг еврейских читателей, органично вписывается в его биографию. Он так и остался своевольным, неугомонным и творческим человеком, который открыл свои еврейские корни и навсегда остался верен им.

Олаф Глёкнер