13-й год выпуска № 10 / 31 октября 2013 | 27 хешвана 5774

Верный принципам

Председатель Еврейской общины Нюрнберга Арно Гамбургер был выдающимся представителем еврейского сообщества

26 сентября в возрасте 90 лет ушёл из жизни многолетний председатель Еврейской общины Нюрнберга Арно Гамбургер. Он во многих отношениях оказал большое влияние на еврейскую жизнь, причём не только в Нюрнберге, но и за его пределами.
Гамбургер родился в 1923 году в Нюрнберге и вырос в этом городе. В августе 1939 года ему буквально в последнюю минуту удалось покинуть Германию и добраться до Подмандатной Палестины. В 1941 году он вступил в армию Великобритании. Вернувшись в Германию британским солдатом, он узнал, что многие члены его семьи были уничтожены нацистами. Тем не менее он решил остаться в Германии, но не как пассивный очевидец событий, а как активный гражданин. Гамбургер внёс большой вклад как в возрождение еврейской общины, так и в развитие немецкой демократии. Он до конца жизни был членом СДПГ.
На протяжении 40 лет, до самой смерти, он возглавлял Еврейскую общину Нюрнберга. «Мало кто сделал для нашей общины столько, сколько Арно Гамбургер, – вспоминает о своём близком друге Сала Оксман, которая 12 лет была вместе с ним членом правления общины. – Например, интеграция иммигрантов из бывшего Советского Союза: он заботился о каждом отдельном человеке, а первым семьям даже подыскал квартиры. В бюро он приходил не позже восьми часов».
Одной из самых сложных проблем, которые пришлось решать «шефу», как многие уважительно называли Гамбургера, была иммиграция из бывшего СССР. До 1990 года в общине было около 270 человек, а сегодня она насчитывает порядка 2000 членов. Когда в 1984 году началось строительство общинного центра, включавшего в себя дом престарелых и синагогу, община исходила из того, что сто мест в синагоге будет достаточно. Сегодня же в Йом Кипур члены общины вынуждены стоять на лестнице и в коридоре.
Если нужно было занять чёткую позицию, Гамбургер решительно отстаивал свою точку зрения. С начала 80-х годов его община не состояла ни в земельном союзе, ни в Центральном совете евреев в Германии. Он резко и решительно выступал в защиту Израиля, однозначно отвергал неприемлемые с его точки зрения компромиссы и открыто выражал своё мнение. Когда в 2009 году израильтянка и одновременно антиизраильская активистка Фелиция Лангер была награждена орденом ФРГ «За заслуги», Гамбургер, удостоенный этого ордена дважды, в знак протеста вернул обе награды.
Он был неутомимым борцом с правым экстремизмом. Всю свою жизнь он возмущался тем, что НДПГ существует за счёт денег налогоплательщиков, и выступал за запрет этой партии. Он участвовал практически во всех антифашистских демонстрациях, проводившихся во Франконии. Вспоминая о Гамбургере, его товарищ по СДПГ, обер-бургомистр Нюрнберга, президент Ассоциации городов Германии Ульрих Мали, заседавший вместе с ним в городском совете, назвал его совестью города, человеком, который постоянно напоминал о нацистском прошлом Нюрнберга и призывал к его осмыслению.
Без него были бы немыслимы улица Прав Человека или, например, Документационный центр комплекса партийных съездов НСДАП. Когда в Израиле не нашлось ни одного населённого пункта, который бы хотел стать городом-побратимом Нюрнберга, он лично поехал туда. Там в городском совете он так ударил кулаком по столу, что зазвенели стаканы, и сказал: «Друзья, так дело не пойдёт: либо у израильских городов не будет ни одного города-побратима в Германии, либо им может стать и Нюрнберг, там немцы были не хуже, чем в других местах!» В итоге городом-побратимом Нюрнберга стал город Хадера.
Гамбургер умел договариваться с людьми независимо от их партийной принадлежности. Его друг Гюнтер Бекштайн, бывший премьер-министр Баварии и член ХСС, вспоминает о многих мероприятиях, на которых они оба выступали с речами против правых экстремистов. Бекштайн рассказывает: «Арно Гамбургер был другом, который, если его что-то не устраивало, мог устроить головомойку кому угодно невзирая на должность, даже если перед ним был министр или премьер-министр».
Он отказывался от телохранителей, несмотря на то что постоянно получал письма с угрозами. Гамбургер говорил: «Я сам о себе могу позаботиться; тот, кто боится, даже в постели не чувствует себя в безопасности». Эти слова свидетельствовали о его упрямом желании вести нормальный образ жизни. У него было разрешение на ношение оружия, и он бы не побоялся пустить в ход свой револьвер. К счастью, ему это не понадобилось.

Сабина Гёб/zu