13-й год выпуска № 8 / 30 августа 2013 | 24 элула 5773

Конструктивный вклад

Если Запад хочет способствовать достижению мира на Ближнем Востоке, он должен трезво оценить ситуацию и однозначно признать права Израиля

После почти трёхлетнего перерыва израильтяне и палестинцы возобновили мирные переговоры. Имеют ли эти переговоры шансы на успех – сказать трудно. Как показывает опыт прежних лет, когда речь идёт о попытках урегулирования ближневосточного конфликта, излишний оптимизм неуместен. Именно поэтому важно, чтобы Запад, для которого ликвидация очага напряжённости на Ближнем Востоке является крайне важной стратегической задачей, внёс конструктивный вклад в успешное завершение нынешних переговоров. Для этого западные демократии должны признать реалии ближневосточного региона и соответствующим образом изменить своё отношение к Израилю.
В первую очередь Западу необходимо осознать, что установление границ между Израилем и палестинским государством, которое должно быть создано в результате переговоров, то есть практически полный уход Израиля с Западного берега реки Иордан в сочетании с обменом территориями, не является панацеей для преодоления более чем столетнего конфликта. Такие меры, как вывод израильской армии и эвакуация большинства израильских населённых пунктов, расположенных за пределами старых границ, будут способствовать построению более мирного будущего только в том случае, если станут частью всеобъемлющего урегулирования, обеспечивающего не только право палестинцев на самоопределение, но и право Израиля на существование.
В принципе, такой подход должен быть чем-то само собой разумеющимся. Тем не менее в последние годы западная, и в первую очередь европейская политика в отношении Израиля была сосредоточена главным образом на вопросе израильских поселений на Западном берегу реки Иордан и характеризовалась односторонней критикой в адрес Израиля. Поэтому Западу, во всяком случае, ЕС, срочно нужно разработать новую стратегию в отношениях с еврейским государством.
Отправной точкой любых мер, нацеленных на достижение мира, должно стать осознание того, что в обмен на уход с Западного берега реки Иордан Израиль получит не мир, а пока что только мирный договор. А поскольку принцип «pacta sunt servanda» на Ближнем Востоке соблюдается не всегда, гарантией примирения этот мирный договор не будет. В этом Израиль неоднократно убеждался на собственном опыте.
Так, соглашения в Осло, подписание которых в 1993 году породило большие надежды, привели к возникновению палестинского квазигосударства, возглавляемого Ясиром Арафатом, который в 2000 году отклонил израильский план мирного урегулирования и вместо этого стал одним из организаторов новой, самой мощной волны террора против Израиля. Сектор Газа, оставленный Израилем в 2005 году, сегодня представляет собой управляемое движением ХАМАС исламистское минигосударство. Надежды израильтян на то, что безоговорочный уход из Газы поможет улучшить отношения с палестинцами, быстро развеялись.
В отношениях с другими соседями Израиль также постигло разочарование. Хотя мирный договор с Египтом и привёл, начиная с конца 70-х годов, к важной для Израиля разрядке военно-политической обстановки на южной границе, однако подлинного мира он не принёс. Вслед за президентом Анваром ас-Садатом, убитым соотечественником за свою мирную политику, к руководству Египтом пришёл тактик Хосни Мубарак. В годы его правления между обеими странами по-прежнему формально сохранялись мирные отношения, однако идея мирного сосуществования с Израилем так и не смогла укорениться в сознании египетского общества. Пришедший к власти после Мубарака Мухаммед Мурси был открытым врагом Израиля. В 2010 году он назвал израильтян «сионистскими врагами», «кровопийцами» и «потомками обезьян и свиней», против которых следует применять «любые формы сопротивления» (читай: террор). Это вряд ли можно назвать хорошей основой для добрососедских отношений. Недавний приход к власти военных не сделал ситуацию в этой самой крупной по численности населения арабской стране более стабильной, так что будущее египетско-израильских отношений остаётся весьма неопределённым.
После ухода Израиля с юга Ливана более десяти лет назад решающее влияние на ситуацию в этой стране стала оказывать фундаменталистская организация «Хизболла», которой удалось собрать огромный арсенал вооружений. Согласно подсчётам, «Хизболла» нацелила на Израиль 60 тысяч ракет, подаренных Ираном. То, что эти ракеты не пускаются в ход в настоящее время, объясняется разве что эффектом устрашения, достигнутым Израилем в ходе Второй ливанской войны 2006 года. Что касается Иордании, то с королевской династией этой страны Израиль связывают общие интересы. Тем не менее подписанное в 1994 году мирное соглашение с Израилем по-прежнему не пользуется широкой поддержкой иорданского общества. В такой обстановке израильтяне могут только порадоваться тому, что сохранили контроль хотя бы над Голанскими высотами. Сегодня, когда в Сирии идёт гражданская война, присутствие на Голанах враждебных вооружённых сил, будь то правительственные вой­ска или отряды исламистской оппозиции, представляло бы серьёзную угрозу безопасности Израиля.
Всё это делает понятным, почему сейчас израильтяне с ещё большей осторожностью относятся к возможности заключения мирного договора или к дальнейшим односторонним уступкам палестинцам. То, что определённая часть израильских избирателей выступает против ухода с каких-либо территорий на Западном берегу реки Иордан не только поэтому, но и в первую очередь из идеологических и религиозных соображений – это факт. Однако таких людей в Израиле меньшинство. Большинство же израильтян при определённых условиях было бы готово отказаться от соответствующих территорий. Многие израильтяне опасаются, что сохранение израильского контроля над Западным берегом реки Иордан приведёт к возникновению государственного образования, в котором палестинцы будут составлять большинство населения, и выступают против этого. Например, премьер-министр Биньямин Нетаньяху, которого так любят критиковать на Западе, в преддверии нынешних мирных переговоров заявил, что Израиль не должен превратиться в двунациональное государство. Поэтому, по его словам, переговоры отвечают коренным интересам Израиля. Увы, это чёткое заявление Нетаньяху, которое никак нельзя назвать проявлением идеологии «Великого Израиля», не получило должного признания со стороны международного сообщества.
В то же время подавляющее большинство израильтян готово идти на компромиссы только в том случае, если они не угрожают существованию Израиля. Отсюда, как опять же подчеркнул Нетаньяху, вытекает задача не допустить возникновения ещё одного (помимо Газы) контролируемого Ираном террористического государства на Западном берегу реки Иордан. По словам Нетаньяху, для обеспечения своей безопасности и защиты своих жизненно важных национальных интересов Израилю необходимо найти баланс между этими двумя задачами.
Вот тут как раз и может оказаться полезной конструктивная ближневосточная политика Запада. Чем лучше Запад будет понимать Израиль и помогать ему в обеспечении безопасности и стабильности, тем больше вероятность того, что на референдуме, который будет проведён в случае подписания мирного соглашения, израильские избиратели проголосуют за необходимые компромиссы. Сознательно утрируя, можно сказать так: Израиль должен заключить мирное соглашение не только со своими палестинскими соседями, но и с демократиями всего мира. Политика Запада, игнорирующая это, была бы ошибочной.
Важным шагом могла бы стать более тесная и прежде всего закреплённая на институциональном уровне интеграция Израиля в западные структуры в области политики, безо­пасности и экономики. Это продемонстрировало бы израильтянам, что их страну действительно воспринимают как часть сообщества, основанного на западных ценностях.
На политическом уровне это сообщество должно официально признать право Израиля на собственную идентичность. При этом речь идёт не об ограничении прав израильских арабов, а о признании того факта, что требование палестинской стороны предоставить всем проживающим за границей палестинцам право иммигрировать на территорию еврейского государства имеет целью ликвидацию Израиля и создание вместо него государства с преимущественно палестинским населением.
Запад должен также чётко определить и подтвердить право Израиля на самооборону. Это касается и борьбы с терроризмом, опасность которого, к сожалению, не исчезнет после создания палестинского государства на Западном берегу реки Иордан. Недопустимо, чтобы при проведении контр­террористических операций Израиль почти каждый раз оказывался в практически полной международной изоляции. Эта изоляция поощряет террористические организации не только к продолжению нападений на Израиль, но и к использованию своего собственного мирного населения в качестве живого щита с циничной целью выставить Израиль злодеем.
Хотя Израиль не хочет помощи западных войск для защиты своих границ и не нуждается в ней, однако его включение в западные структуры обороны и безопасности могло бы быть целесообразным. В частности это относится к угрозе, исходящей от иранской ядерной программы. Положительную роль могло бы сыграть и основанное на союзных договорённостях сотрудничество в области безопасности. Речь идёт, например, о предоставлении систем вооружений, разработке совместной стратегии и обмене разведывательной информацией. Такое сотрудничество между Израилем и западными странами уже существует, однако его можно поднять на значительно более высокий уровень. Это отвечало бы и интересам Запада. Решение о конкретных формах стратегического партнёрства с Израилем должно приниматься в контексте актуальной региональной и международной политики. Так, имеет смысл обсудить вопрос, возможно ли (и если да, то в какой форме) интегрировать Израиль в имеющиеся структуры, например, НАТО.
Хорошие возможности для интеграции Израиля в западный мир имеются также на экономическом уровне. Одна из них – это выходящее за рамки действующего соглашения об ассоциации партнёрство между Израилем и Евросоюзом. При этом не важно, как будет формально называться такая интеграция. Возможным и целесообразным представляется также налаживание экономического партнёрства между Израилем и США.
Естественно, конкретные решения могут быть приняты только после тщательного анализа всех значимых обстоятельств. Тем не менее Западу следовало бы уже сейчас чётко обозначить свою принципиальную позицию. Во-первых, западные страны должны наконец-то чётко заявить о своей приверженности делу обеспечения безопасности Израиля. Во-вторых, они должны осознать, что это не противоречит цели создания палестинского государства, мирно соседствующего с Израилем. Напротив, если Запад будет в большей степени учитывать интересы безопасности Израиля, то это в конечном итоге приблизит реализацию права палестинцев на самоопределение.
Разумеется, для достижения подлинной самостоятельности палестинцы также нуждаются в поощрении, поддержке и перспективе получения конкретной помощи. В этом Запад тоже мог бы сыграть незаменимую роль. Таким образом, сегодня от свободного мира, возможно, больше, чем когда-либо прежде, требуются не только громкие слова, но и решительные усилия, направленные на мирное урегулирование. Конечно, основное бремя ответственности за достижение мира лежит на людях, живущих между Иорданом и Средиземным морем, однако продуманная поддержка обеих сторон конфликта может стать важным вкладом в его разрешение.

zu