13-й год выпуска № 6 / 28 июня 2013 | 20 тамуза 5773

Кредиты и погромы

Церковь и христианское большинство занимали деньги у евреев не только по теологическим причинам. Ещё одно «преимущество», которым, с точки зрения должников, обладали еврейские кредиторы, было совсем другого свойства: при необходимости от погашения кредита, взятого у еврея, было проще уклониться. Возможности еврейского заимодателя добиться от могущественных должников выплаты долга были ограничены. От этого иногда выигрывали и третьи лица. Так, если правитель хотел обеспечить себе расположение своих приближённых и отблагодарить их за их службу, он аннулировал их долги перед еврейскими кредиторами.
Впрочем, не нужно было быть правителем, чтобы уклониться от погашения кредита. В крайнем случае можно было силой отобрать у еврейского кредитора долговую расписку или залог, а самого еврея убить. В качестве примера можно привести погром в еврейском квартале Франкфурта-на-Майне, произошедший 24 июля 1349 года. Хотя зачинщиками резни, названной «Франкфуртским избиением евреев», были религиозные фанатики, не проживавшие в городе, однако жители Франкфурта приняли в ней активное участие. Вместо того чтобы защищать евреев от погромщиков, к чему призвал городской совет, они присоединились к ним, врывались в еврейские дома, убивали жильцов, грабили их имущество и поджигали здания.
Чешский историк, бывший узник Аушвица Франтишек Краус дал этому событию экономическое объяснение: насилие было самой простой «формой погашения долга», ведь, как свидетельствуют многочисленные документы, за десятилетия, предшествовавшие погрому, у многих жителей Франкфурта накопились долги перед местными еврейскими ростовщиками. Впрочем, из еврейских домов забирали не только долговые расписки и вещи, сданные под залог, но и ценное имущество. Так, например, известно, что вскоре после погрома многие ценные рукописи на древнееврейском языке оказались в руках христиан. Есть и ещё одно обстоятельство, которое указывает на то, что главную роль играли не религиозные, а экономические мотивы. В отличие от первого «Франкфуртского избиения евреев» в 1241 году, во время которого нескольким евреям удалось избежать смерти путём крещения, во время погрома 1349 года такого шанса не получил никто.
Барбара Гольдберг