13-й год выпуска № 6 / 28 июня 2013 | 20 тамуза 5773

Евреи и деньги

В Еврейском музее Франкфурта-на-Майне проходит выставка, посвящённая антисемитскому стереотипу о любви евреев к деньгам.

Барбара Гольдберг

Трудно найти клише, обладающее такой мощной и страшной силой, как представление о «богатых евреях». Как же получилось так, что евреев часто ассоциируют с деньгами?
Ответ на этот вопрос, который, похоже, затрагивает самую суть всех антисемитских предрассудков, пытается дать выставка, проходящая в Еврейском музее Франкфурта. Опираясь на социальную и культурную историю Германии и Австрии прошедшего тысячелетия, она анализирует причины возникновения стереотипа о любви евреев к деньгам. Чтобы создать дистанцию между экспозицией и посетителями, её куратор Лилиана Вайссберг оформила отдельные части выставки в виде «сцен», на которых демонстрируется меняющееся от эпохи к эпохе представление о «богатых евреях».
Тем не менее, по информации музея, эта пользующаяся огромным успехом у публики выставка отчасти подвергается и резкой критике. Как рассказывает пресс-секретарь музея Даниэла Унгер, некоторые посетители воспринимают демонстрацию антиеврейских предрассудков как провокацию, поскольку, по их мнению, выставка не опровергает эти клише, как это было задумано, а наоборот, подтверждает их. Поэтому музей рекомендует посетителям осматривать выставку с экскурсоводом или воспользоваться аудио-гидом. Но прежде всего, имеет смысл ознакомиться с каталогом, который содержит дополнительную социально-историческую информацию к выставке.
Два известных театральных персонажа сопровождают посетителей по залам экспозиции, проходящей в бывшем дворце Ротшильда: Шейлок из шекспировской пьесы «Венецианский купец» и Натан Мудрый из одноимённой драмы Лессинга. Шейлок олицетворяет зло: он требует, чтобы должник, который не может вовремя вернуть ему кредит, расплатился фунтом собственной плоти. Натан же выступает за мирное сосуществование всех трёх монотеистических религий. Однако, несмотря на это, у Шейлока и Натана есть нечто общее: оба они богаты, оба ростовщики.
В Средние века евреям часто не оставалось ничего другого, как зарабатывать себе на жизнь ростовщичеством, поскольку их не принимали в ремесленные гильдии. Кроме того, в Торе (5-я книга Моисея 23:20-21) говорится: «Иноплеменнику ссужай под проценты, а брату твоему – нет». То есть этот запрет не распространялся на неевреев. Церковь же в принципе считала предосудительным занятие
ростовщичеством, а не производительным трудом.
В то же время экономика не могла функционировать без кредитов, поэтому церковь вполне устраивало, что евреи заняли эту нишу. Таким образом она могла спасти свою паству от этого смертного греха. При этом ставка процента устанавливалась христианскими властями. Кроме того, еврейские ростовщики должны были платить высокие налоги со своих доходов, а поскольку некоторые короли или князья не желали отказываться от этого надёжного источника финансирования, то они брали евреев под своё личное покровительство.
В Средние века многие еврейские купцы одновременно занимались несколькими видами деятельности, причём наиболее распространённой была торговля сукном и другими тканями. Открытие Америки и развитие торговых связей с Азией способствовало невиданному до тех пор расширению ассортимента товаров. «В одночасье показателем богатства семьи стал размер её сахарницы», – рассказывает Лилиана Вайссберг. Князья и короли использовали евреев, чтобы те, благодаря своим разветвлённым родственным и деловым связям, поставляли им новые, дорогие товары и одновременно предоставляли им государственные займы на покупку этих товаров. Так появились «придворные евреи». На выставке представлены многочисленные роскошные портреты представителей этой новой, уверенной в себе еврейской элиты, которые заказывали их, нарушая запрет на изображения.
Изобретение бумажных денег изменило и представление о евреях. «И то и другое стало абстрактнее», – рассказывает Лилиана Вайсберг. Постоянно находящиеся в обороте бумажные деньги вызывали ассоциацию со стереотипным представлением о безродных евреях. Так родилось распространённое представление о евреях-капиталистах, будь то владельцы крупных магазинов, банкиры или биржевые спекулянты.
Даже занятие благотворительностью способствовало тому, что ассоциация евреев с деньгами ещё больше усилилась. В иудаизме благотворительность (цдака) является важной заповедью. Во имя справедливости следует оказывать помощь бедным и нуждающимся. В XIX веке, по мере того как евреи постепенно ассимилировались и всё больше ощущали себя гражданами тех стран, в которых они проживали, они всё чаще жертвовали деньги на общественные учреждения и оказывали поддержку университетам, музеям, больницам. Однако взамен они получали не только благодарность. Поскольку пожертвования демонстрировали их богатство, то это приводило и к возникновению зависти и ненависти, которая особенно усилилась во время мирового экономического кризиса конца 20-х – начала 30-х годов прошлого столетия. Парадоксальным образом евреи вдруг превратились в «капиталистов» и «большевиков». В Германии их изображали врагами, «высасывающими все соки» из немецкого народа и стремящимися «поработить» его. Нацисты печатали на обесценившихся банкнотах антисемитские лозунги и повсюду раздавали их. На выставке этими банкнотами обклеены стены сужающегося туннеля, который ведёт в тупик и безысходность.
Выставка: «Juden. Geld. Eine Vorstellung» («Евреи и деньги»), Еврейский музей Франкфурта-на-Майне, Untermainkai 14/15, 60311 Frankfurt, до 6 октября 2013 года, www.juedischesmuseum.de
Каталог: «Juden. Geld. Eine Vorstellung» («Евреи и деньги») под редакцией Фрица Бакхауса, Рафаэля Гросса и Лилианы Вайссберг, Frankfurt/New York, Campus-Verlag 2013, цена: 19,90 евро.