13-й год выпуска № 4 / 26 апреля 2013 | 16 ияра 5773

Выставка, которая провоцирует

С помощью экспозиции «Вся правда» Берлинский еврейский музей стремится развеять стереотипные представления о евреях

Карстен Диппель

«В этом стеклянном ящике, – говорит Лиор Энглендер, – Еврейский музей представляет настоящего еврея». Он сидит в маленькой, открытой стеклянной витрине. Вообще-то Энглендер журналист и пишет статьи для газеты «Вельт». Однако сегодня он является экспонатом проходящей в Берлинском еврейском музее временной выставке «Вся правда. Всё, что вы давно хотели знать о евреях». Он считает, что в Германии очень много говорят о евреях и редко с евреями. Поэтому люди всё ещё пугающе мало знают об иудаизме.
Еврейским музеям, в том числе и самому большому в Европе Берлинскому еврейскому музею, постоянно приходится отвечать на вопросы посетителей. Иногда эти вопросы интересные, иногда наивные, а нередко и провокационные. Работают ли в еврейских музеях только евреи? Почему евреев так не любят? Отличаются ли евреи особыми деловыми качествами? Что является кошерным? Как стать евреем? Можно ли рассказывать анекдоты на тему Холокоста? Берлинский еврейский музей взял эти вопросы из интернетных форумов и гостевых книг и сделал их темой выставки. По словам директора программ музея Цилли Кугельман, несмотря на обширную постоянную экспозицию, многие посетители часто спрашивают, что такое еврей. Возможно, они задают этот вопрос, потому что хотят получить простой и чёткий ответ. «Однако такого ответа не существует, – говорит Кугельман. – Поэтому мы с самого начала ставили перед собой задачу с помощью наших выставок разрушать стереотипы».
Организаторы выставки, которая открылась 22 марта и продлится до 22 сентября, отобрали 30 вопросов. Каждому вопросу посвящена отдельная инсталляция, состоящая из предметов культа, повседневных вещей и произведений современного искусства, снабжённых текстами и комментариями. По аналогии с дизайном здания Еврейского музея, спроектированного Даниэлем Либескиндом, некоторые из инсталляций представляют собой сиреневые кубы. Одна из инсталляций – это как бы парящие в воздухе десятки ярких, пёстрых еврейских головных уборов, некоторые из которых украшены искусной вышивкой. Тут можно увидеть и традиционный штреймл хасидских евреев, и кипу защитного цвета. Это прекрасный и запоминающийся пример многообразия еврейской идентичности. В одной из видеоинсталляций семь раввинов, работающих в Германии, отвечают на вопросы об иудаизме. Их ответы порой сильно разнятся в зависимости от того, какое религиозное направление, ортодоксальное или либеральное, они представляют. Таким образом, в экспозиции представлены разные точки зрения на еврейское мышление, на дискуссии о еврейской идентичности и на отношения с нееврейским окружением.
Вопросы идентичности являются одной из ключевых тем выставки. Что значит быть евреем? В чём это выражается? «Генетически евреи относятся к самым удивительным народам» – этот рекламный слоган использует один генеалогический институт, предлагающий с помощью генетического теста установить еврейское происхождение. Что стоит за этой попыткой обойти трудные вопросы идентичности с помощью «научных» критериев»? Выставка содержит множество таких нетривиальных элементов, заставляющих посетителей задуматься. Для куратора Михаль Фридлендер выставка является также выражением стремления к нормальности. «Я не хочу, чтобы каждый раз, когда я говорю, что я еврейка, беседа сворачивала в другое русло. Я не хочу, чтобы меня спрашивали о ближневосточном конфликте или „Третьем рейхе“. Давайте лучше будем говорить о погоде, семье, детях и тому подобном. Я надеюсь, что благодаря этой выставке у нас появятся новые темы для разговоров, что мы без каких-либо табу выйдем на следующий уровень дискуссии».
Организаторы выставки отказались от использования длинных текстов. Они подошли к заданным вопросам с определённой долей иронии. «Мы не воспитательное учреждение, которое отвечает на вопросы в соответствии с требованиями политкорректности, – говорит Цилли Кугельман. – Напротив, мы предлагаем разные варианты ответов, и каждый посетитель должен сам решить, какой из них его больше всего устраивает. Мы ориентируемся на тех, кому доставляет удовольствие с некоторой самоиронией, лёгкостью, а иногда и более глубоко погружаясь в тему, искать ответы на определённые вопросы. В то же время у посетителей не должно возникать ощущения, что для этого им не хватает второго высшего образования».
Посетителям выставки предлагается написать свои собственные вопросы на стене – в качестве своего рода зеркала в зеркале. Ещё один активный и провокационный элемент выставки – это возможность с помощью монеток выразить своё мнение о том, являются ли евреи красивыми, умными, деловыми и любят ли они животных. Это заставляет посетителей ещё раз задуматься о темах, затронутых выставкой.
Лиор Энглендер согласился участвовать в выставке в качестве живого экспоната. Периодически его сменяют другие евреи. По замыслу устроителей выставки эта инсталляция должна приводить посетителей в недоумение, а возможно, даже провоцировать их. В любом случае она, как и вся выставка, приглашает к диалогу. «До сих пор, – говорит Энглендер, – мне ещё не пришло в голову ни одного вопроса, на который бы я не мог или не хотел ответить». Ему бы хотелось, чтобы отношения между евреями и неевреями носили более непринуждённый характер: «Тут ничего, абсолютно ничего нельзя сделать неправильно. Единственное, что можно сделать неправильно – это не задавать вопросов, не интересоваться и цепляться за старые клише».