13-й год выпуска № 2 / 28 февраля 2013 | 18 адара 5773

Исправлять мир

В Австрии впервые прошла конференция еврейской женской организации «Бет-Дебора»   

Алексия Вайсс

Женская организация «Бет-Дебора» – это именно тот случай, когда название организации полностью отражает её суть. Раввинистические школы или экзегетические традиции называются в иудаизме «домами». Так, например, в талмудическую эпоху существовали школы Бет-Хилель и Бет-Шаммай, первая из которых отличалась более либеральным, а вторая – более строгим подходом к толкованию Торы. Этой традиции следует и название «Бет-Дебора». Эта созданная 15 лет назад в Берлине инициатива, объединяющая женщин-раввинов, а также женщин, занимающихся общинной политикой, еврейских активисток и учёных, названа в честь библейской пророчицы и судьи Деборы (Двора). Её целью является толкование иудаизма с точки зрения женщин.
Этой цели служат и международные конференции, которые проводит «Бет-Дебора». При этом сфера деятельности этой организации уже вышла за пределы Германии. С 12 по 15 февраля в Вене прошла шестая конференция «Бет-Деборы», посвящённая теме «Тиккун-Олам» («Исправление мира»).
На ней речь шла в том числе и о роли женщины в современном еврейском обществе. Многие участницы рассказали о своём собственном опыте. При этом нельзя было не обратить внимания на то, насколько разнятся входящие в венскую общину группы, членами которых они являются.
Например, Эльвина Гавриэль рассказала, что она впервые заинтересовалась темой обрезания, только когда у неё родился сын. До этого она не смогла бы ответить на вопрос, почему мальчикам делают обрезание. Гавриэль выросла в Азербайджане. Она сказала, что религия никогда не играла для неё особой роли. Более того, она «выросла с убеждением, что нужно скрывать своё еврейство». Сегодня она пытается не только исполнять религиозные обычаи и ритуалы, но и стремится узнать, почему они существуют.
Гавриэль уже много лет живёт в Вене, где работает психотерапевтом в консультации для беженцев. В первую очередь своим дочерям-подросткам она хочет привить ценности, отличные от тех, которые в своё время прививала ей её мать. Она не требует от своих детей того, что требовали от неё: рано выйти замуж и родить детей. Она хочет, чтобы её дети стремились в первую очередь к получению хорошего образования. Ещё одна участница конференции, Ширли Приц, родилась в семье грузинских евреев и провела первые годы жизни в Израиле. Ей пришлось бороться за то, чтобы получить высшее образование и жить отдельно от семьи, не будучи замужем. Она также рассказала, что вести еврейский образ жизни в Израиле – это совсем не то, что вести еврейский образ жизни в Австрии. «В Вене в школе нас заставляли молиться по утрам. Для меня это было непривычно».
Юрист Доротея Кипперман родилась в Вене. «В детстве Израиль всегда был для меня местом, куда мы ездили отдыхать, а затем – местом, где можно было хорошо повеселиться. Тель-Авив – это город, в котором кипит жизнь», – рассказала она. Однако жить там она бы не смогла из-за «большой разницы в ментальности». Похожего мнения придерживается и София Кайкова, которая в настоящее время учится в Израиле. Она говорит, что в Израиле очень тонкая граница между любовью и ненавистью. Она бы не хотела провести там всю свою жизнь.
На конференции обсуждалась также роль женщины в религиозной жизни. В Вене имеется всего одна либеральная синагога. В то же время даже успешные в профессиональном плане женщины ничего не имеют против того, чтобы определённые ритуалы, например, чтение вслух текстов из Торы, совершались только мужчинами.
В Вену приехали также многочисленные женщины из-за рубежа, в первую очередь из стран Восточной Европы. Они привезли с собой настоящий заряд энтузиазма. Например, Светлана Якименко рассказала о «Проекте Кешер», в рамках которого более 3000 еврейских женщин из 150 городов России, Украины, Белоруссии, Молдавии, Грузии и Израиля осуществляют «Тиккун-Олам». В частности они информируют женщин об опасности рака груди.
Венская конференция была организована историком Элеонорой Лаппин-Эппель. Она выросла в ортодоксальной семье, однако позже стала одним из учредителей реформистской общины «Ор Хадаш». «Я чувствую себя дома и в том, и в другом течении», – говорит она. По её замыслу, конференция должна была послужить в том числе и сближению этих течений. Однако венская община, похоже, была ещё не готова к этому. На семинарах и докладах практически не было ортодоксальной публики. Поэтому дискуссии хотя и проходили очень оживлённо, но в основном в узком кругу участниц конференции.
Светлана Якименко затронула ещё один аспект. По её словам, хотя работа женщин и ценится, однако когда речь заходит о финансировании, то приходит один отказ за другим. Из-за этого возникает ощущение, что, несмотря на проделанную ими важную работу, их воспринимают не совсем всерьёз. Одним словом, даже активные женщины всё ещё не рассматриваются в качестве равноправных партнёров.