12-й год выпуска № 12 / 17 декабря 2012 | 4 тевета 5773

Новые пути

Общая конференция раввинов открыта для новых методов толкования Торы

Хайнц-Петер Катлевски

Документ, в котором излагается позиция Общей конференции раввинов (ОКР) в отношении кашрута, объясняет, что кашрут – это не только законы о пище и что кошерное питание не исчерпывается разрешёнными блюдами или правильным приготовлением. В этом документе говорится, что «речь идёт о еврейской философии и этике питания в целом» и что кашрут затрагивает «ядро еврейской идентичности», причём это касается и тех, кто его не соблюдает.
Наряду с ОКРГ ОКР – это ещё одна раввинская организация, признанная и поддерживаемая Центральным советом евреев в Германии. В неё входят неортодоксальные раввины, работающие в Германии. Всех их объединяет то, что они, рассматривая Тору как основу иудаизма, интерпретируют её не только с помощью методов, созданных законоучителями начиная с античного периода и кончая началом Нового времени, но и с помощью методов современной науки. Ярким примером этого подхода является вышеупомянутый документ о кашруте. В будущем к нему должны прибавиться и другие документы.
Членами ОКР могут стать раввины, окончившие академический курс по этой специальности. Как подчёркивает председатель ОКР и раввин аугсбургской общины д-р Генри Г. Брандт, они должны иметь официально признанный диплом раввина и работать в общинах или учебных заведениях, например, в единых общинах, общинах Союза прогрессивных евреев в Германии или учебных заведениях по подготовке раввинов.
ОКР была основана 3 февраля 2005 года в Брауншвейге. Тогда в ней было 11 раввинов, сегодня их 25. 19 из них работают в еврейских общинах, некоторые сразу в нескольких. Девять членов ОКР прошли академическое и практическое обучение в Германии в основанном в 1999 году Колледже имени Авраама Гайгера Потсдамского университета. Заместителями председателя ОКР являются раввин Бамберга д-р Антье Яэль Дойзель и земельный раввин Нижней Саксонии Йона Зиверс из Брауншвейга.
Насколько широк спектр течений иудаизма, представленных в ОКР, видно по раввинам, которые составили документ о кашруте. Д-р Даниэль Кац получил смиху раввина движения «Масорти», которое называют консервативным. Д-р Том Кучера получил диплом раввина от Колледжа имени Авраама Гайгера, а Элиза Клапек – после прохождения программы подготовки раввинов «АЛЕФ», созданной Движением за обновление иудаизма. Однако не все члены ОКР причисляют себя к одному из этих направлений. Некоторые называют себя «неортодоксами» или просто «евреями». Раввин Брандт считает важным, что в настоящее время ОКР не ограничивается какими-то определёнными течениями. Он говорит, что этой организации свойственна неоднородность и духовное многообразие.
Элиза Клапек, раввин Эгалитарного миньяна Еврейской общины Франкфурта-на-Майне, считает документ о кашруте первой успешной попыткой создания общего фундамента для разных течений. Она говорит, что суть кошерного питания заключается в том, чтобы проявлять ответственность по отношению к Богу и мирозданию, «в том числе к другим живым существам и другому образу жизни». Это скорее этико-философская концепция, а не концепция, строящаяся на предписаниях, не подлежащих обсуждению. В документе ОКР еврейские пищевые традиции представлены в рамках семиступенчатой модели как продукт исторического развития.
«Экологический кашрут» – так называется альтернатива исключительно традиционному кошерному питанию, ориентирующемуся на еврейский религиозный закон. Клапек говорит, что критерии для этого можно найти не только в Торе и древних тысячелетних традициях, но и в результатах новых исследований, посвящённых здоровому и экологически ответственному питанию. Хотя раввины и могут давать рекомендации относительно того, что важнее, однако за пределами синагоги каждый должен решать этот вопрос самостоятельно. Поэтому необходимо, чтобы каждый «постоянно и осознанно занимался этой темой».
Так как общины обращаются в ОКР за советами по самым разнообразным галахическим вопросам, а не только по вопросам кашрута, то она создала комитет по респонсам, в который помимо Йоны Зиверса, Элизы Клапек и либерального мюнхенского раввина Тома Кучеры входит и раввин берлинской общины Геза Эдерберг, которая представляет в Германии движение «Масорти».
Раввины должны принимать однозначное решение, если кто-то хочет перейти в иудаизм, если неясно, является ли человек евреем, или если кто-то подаёт на развод (гиттин) в соответствии с еврейской традицией. Для этого ОКР создала бет-дин (раввинский суд), состоящий из трёх раввинов, двое из которых имеют многолетний опыт в этой области. В настоящее время председателем суда («ав бет-дин») является раввин Брандт. «В подавляющем большинстве случаев речь идёт о гиюре, то есть переходе в иудаизм», – рассказывает он.
Многие из кандидатов на прохождение гиюра – это выходцы из бывшего СССР, у которых отец еврей, а мать нееврейка. Согласно галахической традиции, евреями по рождению считаются только дети еврейских матерей. Этому правилу следует и бет-дин ОКР. Однако так называемым евреям по отцу предлагается облегчённый вариант гиюра. Они тоже должны учиться, но не так много, как люди, не имеющие еврейских корней. Прежде всего они на практике должны продемонстрировать своё желание быть евреями, например, посещая богослужения или работая в общине. Мужчины должны пройти обряд обрезания.
Всем желающим пройти гиюр указывается на то, что их переход в иудаизм признаётся всеми неортодоксальными течениями иудаизма, а также нерелигиозными государственными учреждениями в Израиле, однако не признаётся ортодоксальными инстанциями, которые ведают вопросами семейного права и гражданского состояния. Перед тем как предстать перед бет-дином ОКР, кандидаты должны доказать, что их готова принять одна из еврейских общин. И действительно, похоже, что многие общины в Германии, в которых нет либерального раввина, выдают такие справки.
Однако ни один желающий перейти в иудаизм не может рассчитывать на то, что это желание будет удовлетворено автоматически. «Мы открыты для всех и не предъявляем к кандидатам каких-то чрезмерных требований, – говорит раввин Брандт. – Если кто-то стеснён в средствах, это тоже не будет препятствием. Но точно так же, как кандидат может в последний момент отказаться от своего намерения, мы можем в последний момент сказать: „Сожалеем, но нам не по пути“». (http://www.a-r-k.de)