12-й год выпуска № 11 / 30 ноября 2012 | 16 кислева 5773

Еврейский патриот?

Книга раввина Шмули Ботеаха «Кошерный Иисус» – это интересное произведение с нереалистичным концом

Шмули Ботеах – несколько необычный ортодоксальный раввин. Ботеах, являющийся приверженцем движения Хабад, был личным другом легенды поп-музыки Майкла Джексона, ведёт передачи на телевидении и часто выступает в СМИ. В этом году он даже попытался (правда, безуспешно) стать депутатом конгресса США от Республиканской партии. Авторитетный журнал «Тайм» неоднократно называл его одним самых влиятельных американских раввинов. Однако наибольшую известность он приобрёл как автор книг, причём таких, которые с трудом согласуются с образом строго религиозного знатока еврейского закона: например, «Кошерный секс» или «Кошерная супружеская измена». При этом Ботеах уже привык к тому, что его коллеги-раввины порой относятся к нему скептически.
Свою последнюю книгу «Кошерный Иисус» он посвятил теме, к которой уже обращался ряд известных еврейских исследователей: Иисус из Назарета с еврейской точки зрения. Однако Ботеах пытается подойти к этой теме не только с исторической и философской, но и с галахической позиции. При этом он выдвигает два главных тезиса. Первый тезис: Иисус был пламенным еврейским патриотом, второй тезис: фигура Иисуса не должна служить источником разногласий между иудеями и христианами.
По убеждению Ботеаха, Иисус не нарушал Галахи. Даже то, что он считал себя мессией, в то время не было поводом для осуждения. Так, например, спустя сто лет не кто иной как рабби Акива, один из создателей раввинистического иудаизма, признал мессией предводителя антиримского восстания Шимона Бар-Кохбу. Ботеах также подчёркивает, что чудеса, которые приписываются Иисусу в Новом завете, не являются свидетельством того, что он не был евреем, строго соблюдающим религиозный закон. Так, например, превращение воды в вино по сути родственно описанному в Торе превращению воды Нила в кровь. Кроме того, следует учесть, что рассказ об этом чуде, возможно, был вставлен неевреями через много лет после смерти Иисуса для подкрепления христианского постулата о его божественности. Чудесное умножение хлебов и хождение по воде в некотором смысле также перекликаются с историями из Танаха. И, наконец, чудесные исцеления больных, которые, согласно Новому завету, совершил Иисус, вполне соответствуют раввинистической традиции времён Второго храма.
Ботеах утверждает, что Иисус был приверженным фарисейскому течению раввином, который хотел освободить Израиль от ненавистных римских захватчиков. В этом смысле он считал себя мессией. Поэтому его следует воспринимать как национально-религиозного вождя. Именно по этой причине римляне приговорили его к смерти. По мнению Ботеаха, о том, что Иисус пытался создать какую-то новую, универсальную религию, не может быть и речи.
Начало новому толкованию истории Иисуса и тем самым искажению его образа положил основатель христианства апостол Павел. Кстати, Ботеах считает его аферистом. Он пишет, что плохое знание Павлом древнееврейского языка опровергает его утверждение о том, что он когда-то был фарисеем.
По мнению Ботеаха, в переписанную христианами историю Иисуса были включены сильные антисемитские элементы, и, кроме того, в ней отрицалась его связь со своим народом. Это помогло сделать новую религию привлекательной для неевреев. Помимо этого, в Новом завете практически полностью оправдываются действия римских оккупантов, которые управляли Иудеей с невообразимой жестокостью. В Евангелиях римляне, вопреки исторической действительности, представлены на удивление пассивными и в какой-то степени даже симпатизирующими Иисусу. Ботеах рассматривает это как попытку задобрить Римскую империю.
Однако он не только анализирует историю, но и даёт совет своим современникам. Своим единоверцам-евреям он рекомендует рассматривать Иисуса как еврея, преданного своему народу и религии, не признавая при этом его божественности, постулируемой христианством. Что касается христиан, то Ботеах считает, что им вовсе не нужно отказываться от принципов своей веры, чтобы увидеть в Иисусе набожного еврея, целью которого было спасение еврейского народа.
Здесь уместно задаться вопросом, насколько реалистичны подобные советы. Могут ли христиане отказаться от веры в универсального, посланного Богом всему человечеству Иисуса, не пожертвовав при этом существенными элементами своей религии? С другой стороны, могут ли евреи, даже если они согласятся с галахическим и историческим анализом, который Ботеах предлагает в своей книге, игнорировать тот факт, что христиане тысячелетиями преследовали еврейский народ, ссылаясь на Иисуса.
Разумеется, подобные сложности не должны мешать евреям и христианам вести плодотворный диалог, что, кстати, уже давно и делается. И тем не менее, вряд ли прочтение интересной книги Ботеаха как по мановению волшебной палочки приведёт к немедленному изменению теологической, эмоциональной и исторической перспективы.
wst