12-й год выпуска № 10 / 31 октября 2012 | 15 хешвана 5773

Большие задачи – большие шансы

В своей новой книге д-р Дитер Грауман рассказывает о еврейской жизни в Германии и своём собственном жизненном пути

В октябре в мюнхенском издательстве «Кёзель» вышла книга президента ЦСЕГ д-ра Дитера Граумана «Nachgeboren – vorbelastet?» («Второе поколение – жизнь в тени Катастрофы?»). В этой книге он рассказывает о своём жизненном пути, начиная с детства в семье, пережившей Холокост.
Кроме того, книга повествует об активной работе д-ра Граумана в Еврейской общине Франкфурта-на-Майне и в спортивном обществе «Маккаби». Помимо этого, президент ЦСЕГ анализирует развитие еврейской жизни в Германии после начала иммиграции из бывшего Советского Союза, говорит об отношениях с христианскими церквями, о сохранении памяти о Холокосте и об антисемитизме. Отдельная глава книги посвящена Израилю. Автор особо подчёркивает прочные духовные и моральные основы и позитивный характер иудаизма, а также выражает оптимизм по поводу будущего евреев в Германии. Кстати, подзаголовок книги так и звучит: «Будущее евреев в Германии».
Ниже мы предлагаем вашему вниманию перевод на русский язык слегка сокращённого предисловия к книге, в котором д-р Грауман перечисляет причины, побудившие его занять ответственный пост президента ЦСЕГ, и описывает цели, которые он хочет достичь на этом посту.


28 ноября 2010 года меня избрали президентом Центрального совета евреев в Германии. Когда объявили результат голосования, я был очень взволнован, так как он не был само собой разумеющимся. Ведь с того момента, как я занялся «еврейской политикой», прошло добрых 15 лет. Несмотря на то что Игнац Бубис, который, кстати, и привёл меня в политику, при случае говорил, что я обязательно когда-нибудь буду одним из его преемников, что Пауль Шпигель, с которым мы прекрасно вместе работали, часто это предсказывал и что Шарлотта Кноблох – сильная женщина в ЦСЕГ – тоже предрекала мне нечто подобное, я сам никогда не воспринимал это всерьёз.
В конце концов я всё-таки стал президентом. Я пришёл к этому решению, несмотря на все сопряжённые с этой работой сложности и весомые контраргументы. Меня предупреждали, что это рискованное предприятие, но я никогда не боялся рисковать. Здесь я согласен с Эрнстом Блохом, который писал: «Тот, кто не подвергает себя опасности, погибнет от неё», так как прежде всего я вижу в этом огромный шанс сделать что-то особенно значимое для людей, которые мне так важны, и внести вклад в построение нового еврейского сообщества, у которого были бы абсолютно новые, свежие перспективы.
Поэтому я с самого начала поставил перед собой цель не просто быть президентом, но и сделать что-то действительно новое. Я чувствовал, что еврейскому сообществу пойдёт на пользу порыв свежего ветра. Конечно же, это не должен быть бушующий тайфун, но всё же по возможности удачное сочетание и соединение преемственности и преобразований, серьёзного продолжения и свежей фантазии.
Я родился после Шоа и поэтому чисто в календарном смысле являюсь представителем второго поколения. Это очевидный факт. И так же очевидно, что я живу в тени Катастрофы, поскольку, как и все мои друзья - представители второго поколения, я всегда несу в себе бремя физических и душевных страданий, которые выпали на долю наших родителей во время Шоа. Именно поэтому я знаю, каким тяжёлым грузом лежат на нас эти душевные травмы и как сильно мы сами от них страдаем. И именно поэтому я хочу, чтобы жизнь наших детей была совершенно иной. Означает ли это, что мы должны всё забыть? Никогда! Однако нельзя, чтобы нашу жизнь определяло прошлое. Это никому не идёт на пользу, и меньше всего нам самим.
Именно по этим причинам у меня так много планов, которые я хочу осуществить за время своего президентства. К чему пригибаться к земле, если хочешь дотянуться до звёзд? Я с самого начала хочу добиться подлинной смены ментальности и изменения перспективы. Это значит, что мы должны не только сохранять память о прошлом, но и намного больше думать о будущем. Поэтому нужно по-новому расставить акценты: созидать, а не выражать недовольство, вдохновлять, а не только постоянно критиковать. С другой стороны, мы должны активно реагировать, когда в этом есть необходимость. И действительно, уже в первые два года моего президентства у нас было много поводов для критических заявлений.
Однако когда речь идёт о фундаментальных для нас вещах, мы просто обязаны бороться за свои интересы. Мы ни в коем случае не хотим показаться заносчивыми, и всё же остаётся вопрос: кто, если не мы, должен предупреждать общество об опасности? Например, когда мы сталкиваемся с антисемитскими проявлениями сначала в партии «Левые», а затем в новой Пиратской партии, когда речь идёт о давно назревшем запрете НДПГ, когда убийства, совершённые правыми экстремистами в Германии, эвфемистически называются «дёнерными убийствами», когда вдруг публикуется совершенно отвратительное стихотворение Гюнтера Грасса или когда речь идёт о необходимости давать намного более решительный отпор в высшей степени преступному тегеранскому режиму. Поэтому я могу утверждать, что немецкая общественность, очевидно, ещё долго будет нуждаться в бдительном и критическом голосе Центрального совета евреев в Германии.
Новая расстановка акцентов включает в себя и моё твёрдое намерение сделать так, чтобы в будущем иудаизм выглядел более современным, свежим и прежде всего положительным не только в глазах общественности, но и в нашем собственном восприятии, то есть положительным и светлым, а не безрадостным и мрачным. Ведь, к сожалению, слишком мало известно об огромных сокровищах иудаизма, причём, что удивительно, даже нам самим. Интуиция подсказывает мне, что мы должны показать, что иудаизм совсем не такой, каким его себе представляют многие в Германии. Ведь на самом деле иудаизм вовсе не печальный, тёмный и постоянно недовольный, а, напротив, бодрый, свежий и жизнерадостный. И прежде всего нельзя сводить иудаизм (в этом я глубоко убеждён) к полной страданий истории и борьбе с юдофобией (хотя это, несомненно, всегда будет оставаться важным), потому что иудаизм – это нечто намного большее, а именно целая галактика знаний и ценностей, гигантское моральное измерение, которое до сих пор служит многим ориентиром (не в последнюю очередь христианству), инъекция смысла, субстанции и мудрых преданий, а также великое множество традиций. Всё это и многое другое передаётся по невероятно длинной цепи, состоящей из более чем ста поколений. Такой процесс передачи традиций из поколения в поколение поистине уникален, и для меня лично очень важно, чтобы эта бесценная цепь не прерывалась.
Прекрасный пример этому – еврейское сообщество в Германии. Его сегодняшний особенный состав является результатом иммиграции большого количества евреев из бывшего Советского Союза в течение последних 20 лет. Наши новые члены, которые сегодня составляют порядка 90 процентов еврейского сообщества, – это для нас действительно счастье и большая удача. Мы бесконечно благодарны за это. Они укрепляют и обогащают нас, обеспечивают нам совершенно новое будущее и открывают нам новые перспективы. Сегодня мы хотим, вопреки всем катастрофам прошлого и законам вероятности, построить именно в Германии новое и прежде всего позитивное еврейское сообщество, чьё будущее, по сути, является чудом. Впрочем, чудеса для нас – это не что-то необычное, а почти что характерная еврейская особенность.