12-й год выпуска № 8 / 31 августа 2012 | 13 элула 5772

Из далёкого далёка

Выставка в Мюнхене рассказывает о еврейской иммиграции из бывшего СССР

Хайнц-Петер Катлевски
Те из нас, кто постарше, ещё хорошо помнят начало иммиграции из бывшего СССР. А между тем с тех пор прошло уже более двух десятилетий. Для Мюнхенского еврейского музея это уже достаточная временная дистанция, чтобы сделать иммиграцию темой отдельной выставки. Речь идёт о второй части двойной выставки «Евреи 45/90». Первая часть была открыта в ноябре 2011 года. Она рассказывала о судьбе перемещённых лиц в Мюнхене и его окрестностях после 1945 года. Настоящая экспозиция, называющаяся «Из далёкого далёка», посвящена евреям, приехавшим в Мюнхен из бывшего Советского Союза.
Начало экспозиции отражает момент зарождения миграционного движения: посетителей встречает видеозапись заявления последнего председателя Народной палаты ГДР Сабины Бергман-Поль от 12 апреля 1990 года, в котором она провозглашает намерение ГДР в будущем нести ответственность за преступления нацистской Германии, развивать дружественные отношения с Израилем и способствовать развитию в стране еврейской жизни. Видеозапись заканчивается словами: «Мы выступаем за предоставление политического убежища в ГДР евреям, подвергающимся преследованиям».
После объединения Германии иммиграция, происходившая до этого стихийно, была поставлена на правовую основу. С 1990 до конца 2004 года в Германию с парой чемоданов в качестве багажа приехало более 200 тысяч человек, около 100 тысяч из них вступили в еврейские общины или основали новые. Еврейская община Мюнхена и Верхней Баварии насчитывает сегодня около 9500 членов – в два раза больше, чем ещё 20 лет назад.
Экспонаты следующего зала демонстрируют причины, побудившие людей к эмиграции: антисемитские плакаты свидетельствуют о юдофобских настроениях конца восьмидесятых и начала девяностых годов. Таблетки, активированный уголь и дезинфицирующие средства символизируют плохое медицинское обслуживание. Причины для отъезда были самые разные: испускающий радиоактивное излучение реактор в Чернобыле, плохая экономическая ситуация, нехватка продуктов питания и, конечно же, желание снова открыто исповедовать свою религию.
Но почему люди ехали именно в Германию? Стены выставочного зала рассказывают об образе Германии в СССР – в фильмах, книгах и в сознании людей. Иногда эта страна представала врагом, ассоциируясь с нацизмом и милитаризмом, иногда казалась курьёзной: там якобы едят на завтрак птичий корм с молоком. А кто-то видел в ней культурный рай, землю поэтов и мыслителей. Иммигрировавший из Киева Ариэль Клигман, в настоящее время ответственный за социальные вопросы в Еврейской общине Мюнхена и Верхней Баварии, в интервью, записанном в 2007 году, признаётся: «Я приехал с большими ожиданиями. Сейчас я понимаю, что был тогда наивным и совершенно ничего не знал».
Первые недели и месяцы иммигрантам пришлось провести в невзрачных пунктах приёма и столкнуться с бюрократией. Часто это воспринималось как оскорбление. Вскоре новоиспечённые мюнхенцы столкнулись с тем, что их образование и квалификация мало чего стоили в Германии. Многим казался непреодолимым языковой барьер. Поэтому лишь немногие из так называемых контингентных беженцев смогли устроиться по специальности. Не все нашли работу. Некоторые открыли своё дело и добились успеха в сфере торговли, ремёсел, сервиса и гостиничного бизнеса.
Кураторы выставки историк Юта Флеккенштайн и культуролог Пиритта Кляйнер описывают недавнее прошлое и настоящее иммиграции. В поисках материала для выставки они побывали на встречах ветеранов, курсах немецкого языка, репетициях хора, мемориальных мероприятиях, открытиях выставок русско-еврейских художников, шахматных турнирах и частных посиделках за кофе и чаем. Предоставленные на время выставки разными людьми вещи перекидывают мостик между воспоминаниями и новой жизнью в баварской столице. Некоторые экспонаты рассказывают о профессиональном становлении, другие – о жизни на родине, о прибытии в Мюнхен, об изучении немецкого языка (последнее иллюстрируют записные книжки с особыми словами и оборотами речи).
На выставке можно также увидеть предметы быта, привезённые с родины. Например, Раиса Пасовская из Москвы предоставила скалку для мацы, которую вырезал из дерева её отец, когда ей было шесть лет. Дело в том, что мацу нельзя было купить, и поэтому приходилось печь её самим, чтобы достойно отметить Песах. Она до сих пор пользуется этой скалкой. Выставлена также трёхчастная поперечная флейта Юрия Финкельберга, на которой играл клезмерскую музыку его дед. Татьяна Махова перед отъез­дом нашла у себя в подвале в Ташкенте двухтомное издание Библии на древнееврейском и немецком языках и взяла его с собой.
Каждый из многочисленных памятных предметов рассказывает свою собственную историю. Некоторые из этих историй ещё не закончены, как не закончены, конечно же, и истории самих иммигрантов. Возможно, через двадцать лет музею, бывшим иммигрантам и их потомкам покажутся важными какие-то другие моменты.
www.juedisches-museum-muenchen.de