12-й год выпуска № 8 / 31 августа 2012 | 13 элула 5772

Врата к Торе

Созданный Францем Розенцвейгом во Франкфурте-на-Майне дом учёбы был уникальным учебным заведением, помогавшим евреям вернуться к своим корням

Барбара Гольдберг
Есть учреждения, которые не утрачивают своего значения даже спустя многие годы после того, как они перестали существовать. Одним из таких учреждений является основанный еврейским учёным и философом Францем Розенцвейгом в 1920 году Свободный еврейский дом учёбы во Франкфурте-на-Майне. Хотя он полноценно проработал всего шесть лет, однако лежащая в его основе идея открытого еврейского образования для взрослых до сих пор сохраняет свою привлекательность. Во многих еврейских общинах Германии существуют небольшие дома учёбы, основанные на идеях Розенцвейга. Кроме того, его концепцию переняли некоторые небольшие еврейские музеи, а также проекты, направленные на развитие еврейско-христианского диалога. На схожих принципах действует и еврейский фестиваль учёбы «Лиммуд».
Концепция Розенцвейга была тесно связана с его биографией. Розенцвейг, который родился в практически полностью ассимилированной еврейской семье и изучал вначале медицину, а затем историю, не сразу обнаружил в себе тягу к еврейству. В 1913 году он даже подумывал о переходе в протестантство. Осенью того же года в Йом Кипур он зашёл в одну из берлинских синагог, как бы желая попрощаться с еврейской традицией. Однако на следующий день он твёрдо решил остаться евреем. С этого момента он стал искать свой путь к еврейству. Эмансипацию образованных евреев, явившуюся результатом идей Просвещения, он всё больше и больше воспринимал как утрату, как кажущуюся внешнюю свободу, за которой скрывалась внутренняя пустота. Розен­цвейг считал, что необходимо заполнить эту пустоту, для описания которой он использовал модное в то время понятие «отчуждение». Поэтому деятельность Свободного еврейского дома учёбы была сознательно направлена на евреев, утративших связь с еврейской традицией и позволяла им, по словам Розенцвейга, «учиться по-новому, в обратном направлении, […] теперь уже не от Торы к жизни, а, наоборот, от жизни, от мира, который уже ничего не знает о Законе, […] назад к Торе».
Новым в этой концепции учёбы было то, что Розенцвейг хотел отказаться от разделения на учителей и учеников, докладчиков и слушателей. На смену монологу пришёл диалог: человек, преподававший один предмет, мог записаться на другой в качестве ученика. Сам Розенцвейг сравнивал свой дом учёбы с кабинетом врача без комнаты ожидания, в котором иудаизм должен был встать на путь «выздоровления» посредством совместной учёбы, причём его целевой группой были не столько люди с высшим образованием, сколько в первую очередь «простые евреи». Он хотел заполнить нишу между университетом и общиной. Название «Свободный дом учёбы» было выбрано вполне сознательно. Оно означало, что там могли обучаться и нееврейские студенты и что учащиеся могли познакомиться и с другими религиями, например с буддизмом. На протяжении нескольких лет дому учёбы удавалось объединять под одной крышей представителей различных течений: сионистов, антисионистов, неоортодоксов и реформистов. Его не посещали лишь строго ортодоксальные евреи.
В доме учёбы выступали с докладами и руководили рабочими группами такие видные представители еврейской интеллектуальной жизни начала XX века, как религиозный философ Мартин Бубер, журналист и социолог Зигфрид Кракауэр, психо­аналитик Эрих Фромм, борец за права женщин Берта Паппенхайм, историк религии Гершом Шолем, педагог Эрнст Зимон, социолог литературы Лео Лёвенталь, а также писатели Шмуэль Йосеф Агнон и Маргарета Зусман. Это лишь некоторые из тех, кого Розенцвейгу удалось привлечь к работе в доме учёбы. Сам Розенцвейг преподавал древнееврейский язык, который он считал самым важным предметом, поскольку пришёл к выводу, что только этот язык даёт доступ к источникам иудаизма.
Учебный год был поделён на триместры, а учебные мероприятия были трёх видов: доклады, рабочие группы и научные практические занятия. 1922-1923 годы были периодом расцвета дома учёбы. В это время в нём обучалось 1100 слушателей. За те немногие годы, что просуществовало это образовательное учреждение, в нём было проведено в общей сложности 90 циклов лекций и 180 рабочих групп. При этом дом учёбы даже не располагал собственным зданием. Для проведения учебных мероприятий использовались залы и помещения в разных местах Франкфурта. Несмотря на это, вскоре идея Розенцвейга была подхвачена в других городах. Дома учёбы появились, например, в Кёльне, Берлине, Карлсруэ, Бреслау, Дрездене и Висбадене.
Однако расцвет дома учёбы Розен­цвейга продолжался недолго. Уже в 1926 году его деятельность практически прекратилась. После смерти Розенцвейга в 1929 году дом учёбы официально закрылся. В 1933 году он снова открылся, хотя уже при совсем других обстоятельствах: после прихода к власти нацистов дом учёбы стал одним из немногих мест встреч и культурного обмена для евреев, которых всё больше вытесняли из общественной жизни. Однако и эту функцию он смог выполнять лишь до своего окончательного закрытия в 1938 году.
Сможет ли дом учёбы когда либо возродиться в прежнем виде? Евангелический теолог и специалист по иудаике Кристиан Визе, заведующий кафедрой философии религии имени Мартина Бубера Франкфуртского университета имени Гёте, считает, что «идея дома учёбы была актуальна именно в то время и соответствовала духу возрождения иудаизма в Германии после Первой мировой войны». По инициативе Визе в этом летнем семестре университет организовал цикл лекций на тему «Еврейская мысль во Франкфурте: Свободный еврейский дом учёбы в 1920-1938 гг.». Визе считает, в наши дни еврейское образование должно ещё больше, чем в своё время планировал Розенцвейг, учитывать «жизненные обстоятельства и актуальные проблемы» участников, чтобы пробудить у них долговременный интерес к этой теме.