12-й год выпуска № 5 / 31 мая 2012 | 10 сивана 5772

Мораль, вера и нечистая совесть

Издатель Аксель Шпрингер сделал примирение между немцами и евреями одной из главных целей своей жизни

Хайнц-Петер Катлевски

2 мая Акселю Цезарю Шпрингеру, родившемуся в районе Гамбурга Альтона, исполнилось бы 100 лет. Возможно, он был самым влиятельным издателем газет в послевоенной Германии, но в то же время его деятельность вызывала ожесточённые споры, и прежде всего потому, что большинство немецких левых считали его курс «реакционным». Дело в том, что Шпрингер сознательно использовал свои издания, в том числе выходившую массовым тиражом газету «Бильд» и ориентированный на интеллектуалов флагман его издательства газету «Вельт», для достижения политических целей. В частности он упорно не желал мириться с разделом Германии и не признавал ГДР.
В то же время одной из его главных целей было открыть новую страницу в отношениях между немцами и евреями после Шоа. Шпрингер открыто, последовательно и сознательно требовал от своих журналистов и редакторов способствовать примирению с еврейским народом и выступал в своих изданиях за обеспечение безопасности и развитие Израиля. Он также поддерживал молодое еврейское государство с помощью щедрых пожертвований на научные, культурные и социальные проекты.
В 1966 году, через год после установления дипломатических отношений между государством Израиль и ФРГ, Шпрингер впервые посетил Иерусалим. После этого он бывал там ещё бесчисленное количество раз. «В Израиле его считали другом. Там он был самым популярным немцем, в то время как на родине он, возможно, был самым непопулярным», – рассказывает научный сотрудник Института имени Фрица Бауэра во Франкфурте-на-Майне историк Дмитрий Белкин, который в настоящее время является куратором и руководителем проекта временной выставки «Аксель Шпрингер и евреи», проходящей в Еврейском музее Франкфурта.
Белкин подчёркивает, что никто так последовательно не претворял в жизнь провозглашённый первым канцлером ФРГ Конрадом Аденауэром принцип особой ответственности Германии перед Израилем, как Шпрингер в своих газетах и журналах. Как рассказывает Белкин, это до сих пор является не только политикой газеты «Бильд», но и всего концерна. Однако в отличие от Акселя Шпрингера, которого в основном притягивал святой город Иерусалим, нынешний председатель правления акционерного общества «Аксель Шпрингер АГ» Матиас Дёпфнер скорее предпочитает пульсирующий жизнью Тель-Авив.
По мнению Белкина, направленная на примирение немцев и евреев деятельность Шпрингера объясняется не только его моральными убеждениями, но и особенностями его биографии, и прежде всего чувством вины, которое он испытывал по отношению к своей первой жене Марте Эльзе Майер. Шпрингер женился на ней в 1933 году, однако после принятия нацистами «Закона о редакторах» (1934) и «Нюрнбергских расовых законов» (1935), он, будучи лояльным к власти журналистом, развёлся с ней, поскольку она была еврейского происхождения.
Определённую роль играло и то, что Шпрингер мечтал о воссоединении Германии. Он был убеждён в том, что достичь этого можно будет только если немцы признают свою вину, осознают, что Аушвиц – это самое чудовищное преступление в их истории, и будут впредь выступать в поддержку евреев. Ещё одним важным мотивом, по словам Белкина, была эмоционально окрашенная христианская религиозность Шпрингера, в которой евреям отводилась особая роль в спасении человечества.
Учитывая отрицательный опыт немецко-еврейской истории, Аксель Шпрингер пытался наладить добрые отношения между немцами и евреями. Дмитрий Белкин пришёл к выводу, что этот мотив играл определённую роль и в решениях преимущественно экономического характера: «Он даже попытался вписать своё имя в немецко-еврейскую историю, переняв в 1959 году издательство „Улльштайн“. Он считал себя продолжателем дела шестерых братьев Улльштайн, которым до экспроприации нацистами в 1934 году принадлежало это самое большое „еврейское издательство“ в Германии». В 70-e годы ему удалось установить дружеские и партнёрские отношения с представителями еврейского сообщества и прежде всего с тогдашним председателем Еврейской общины Берлина Хайнцем Галински.
Белкин рассказывает, что Шпрингер был достаточно противоречивой личностью. В 60-е и 70-е годы во время крупных антишпрингеровских кампаний и протестов интеллигенции и студентов против шахского режима в Персии и войны во Вьетнаме, политику издательства наряду с вернувшимся из эмиграции евреем Эрнстом Крамером определяли и представляли такие бывшие известные нацисты как Пауль Карелль и Хорст Манке.
Аксель Шпрингер скончался 22 сентября 1985 года в Берлине.