12-й год выпуска № 3 / 30 марта 2012 | 7 нисана 5772

Нужно ещё много сделать

Еврейскому сообществу в Германии нужны новые концепции и активное участие всех его членов – Интервью с Лалой Зюсскинд

С 2008 по начало 2012 года Лала Зюсскинд была председателем Еврейской общины Берлина и членом Президиума Центрального совета евреев в Германии. На последних выборах в Собрание представителей берлинской общины она не выдвинула свою кандидатуру и вышла из состава Президиума ЦСЕГ. Однако Зюсскинд, которая с 1990 по 2003 год была также председателем Международной женской сионистской организации WIZO в Германии, собирается и дальше активно участвовать в еврейской жизни. В интервью газете «Zukunft» она рассказала о будущих задачах ЦСЕГ и еврейских общин, а также о финансовом кризисе в берлинской общине.


Zukunft: Госпожа Зюсскинд, в 2008 году вы были избраны в Президиум ЦСЕГ. К тому времени еврейская иммиграция в Германию, продолжавшаяся полтора десятилетия, практически прекратилась. Cтало ли у ЦСЕГ с тех пор меньше работы?
Лала Зюсскинд: Нет, работы меньше не стало. Иммиграция из бывшего СССР долгосрочно укрепила еврейское сообщество. В то же время она поставила нас перед рядом долгосрочных проблем, которые не исчезли сами собой, когда поток иммигрантов иссяк. Нам по- прежнему необходимо создавать адекватную инфраструктуру для численно выросших общин. Кроме того, общинам всё ещё приходится решать многочисленные социальные проблемы. ЦСЕГ последовательно выступает за улучшение материального обеспечения пожилых иммигрантов. Например, ЦСЕГ занимается вопросом пенсий. К сожалению, достичь больших успехов в этой области пока не удалось, однако усилия по решению этой проблемы должны и будут предприниматься и впредь. Поэтому ЦСЕГ предстоит ещё очень много работы, и к этой работе он относится с большой ответственностью.

На потребности каких общин ЦСЕГ ориентируется в большей степени: крупных или малых?
ЦСЕГ ориентируется на потребности всех общин и представляет многочисленные интересы, объединяющие всех проживающих в Германии евреев. Однако я полагаю, что малые общины нуждаются в ЦСЕГ больше, чем крупные. Поэтому многие программы помощи ЦСЕГ адресованы прежде всего малым общинам, которые сами не в состоянии реализовывать большое количество проектов. В качестве примера можно привести действительно обширную и интересную культурную программу ЦСЕГ. ЦСЕГ также поддерживает молодёжную работу, благодаря которой молодёжь из малых общин может более активно участвовать в еврейской жизни.

Тем не менее размер общины не гарантирует отсутствия проблем. Возьмём, например, Берлин. Как случилось так, что самая большая еврейская община в ФРГ оказалась в таком тяжёлом финансовом положении?
Предпосылки кризиса в Берлине были заложены около двадцати лет назад, когда тогдашний председатель общины Хайнц Галински повысил производственные пенсии. Это было сделано прежде всего ради сотрудников-иммигрантов, которые не могли рассчитывать на достойную пенсию от немецкого государства. Для финансирования этого повышения общине пришлось постепенно продать большую часть своей недвижимости. Однако понятно, что так не могло продолжаться вечно.

Неудивительно…
Естественно, проводить меры экономии не просто. Община хотела обеспечить своим сотрудникам достойную старость, но в то же время сохранить объём своей деятельности. Тут я должна заступиться за моих предшественников на посту председателя общины: каждый год общину проверяет Федеральная счётная палата, и даже она долгое время ничего не замечала.

Как будет развиваться ситуация в Берлине?
Эту проблему больше нельзя откладывать в долгий ящик. Хотя новые сотрудники общины не будут получать пенсию в соответствии со старыми правилами, это поможет сократить расходы только в долгосрочной перспективе. Берлинский сенат требует от нас возвращения долга в размере 5,9 миллиона евро плюс проценты, которые составляют более трёх миллионов евро. В мою бытность председателем общины Сенат был готов отказаться от процентов при условии, что мы согласимся с долгосрочным решением пенсионной проблемы. К сожалению, наше Собрание представителей отклонило это предложение.
Теперь придётся искать решение новому правлению, потому что в противном случае дело не ограничится одними только требованиями Сената о возврате долга. Наша община будет становиться всё менее дееспособной во всех сферах своей деятельности. Даже если бы не было проблемы с пенсиями, наш бюджет не был бы сбалансированным. Нам нужны новые концепции. Возможно, нам необходимо передать еврейскую школу на баланс фонда, который займётся сбором частных пожертвований, или даже закрыть одну из синагог.

Может ли еврейская община пойти на такой шаг?
Если бы у нас была только одна синагога, то тогда, конечно же, нет. Однако в Берлине имеется несколько синагог, в том числе четыре ортодоксальные, хотя и не все они принадлежат общине. Легко ли пойти на такой шаг? Нет. Если бы найти решение было просто, мы бы давно это сделали.

Какой урок другие общины могут извлечь из ситуации в Берлине?
Я не знаю, как обстоят дела в каждой отдельной общине. Ситуация в Берлине, пожалуй, особенно сложная, однако и другим общинам приходится лавировать между множеством задач и возможностью их финансирования. В то же время решение не может заключаться только в сокращении услуг и закрытии проектов. Мне хотелось бы, чтобы члены общины проявляли намного большую активность. Многие из них хотя и достигли пенсионного возраста, всё ещё молоды душой, здоровы и полностью работоспособны. Если бы они брали на себя больше функций на общественных началах, то это было бы большим подспорьем для общин.

Какие у вас планы на будущее?
Я буду и дальше активно участвовать в еврейской жизни. В феврале я стала председателем Еврейского форума за демократию и против антисемитизма. Этот пост необходимо было срочно занять. Есть и другие идеи, которые я хочу спокойно обдумать. В любом случае я не собираюсь сидеть дома и скучать.