12-й год выпуска № 2 / 24 февраля 2012 | 1 адара 5772

В подвешенном состоянии

Выставка в Мюнхенском еврейском музее рассказывает о судьбе перемещённых лиц

Франциска Вернерс

«Displaced Person» (сокращённо DP) – термин, возникший после Второй мировой войны. На русский язык этот английский термин, занявший прочное место в послевоенной европейской истории, переводится как «перемещённые лица». Речь идёт о людях из Восточной Европы, которых буря мировой войны разбросала по всем уголкам континента.
Особую группу среди них представляли евреи, пережившие Шоа, которые не хотели возвращаться на родину или которые покинули её после освобождения. Большинство из них осталось или после окончания войны приехало в Германию, чтобы найти временное пристанище в созданных союзниками лагерях для перемещённых лиц, главным образом в американской оккупационной зоне, перед тем как отправиться дальше, в большинстве случаев в Израиль или США. Небольшая группа евреев приняла решение остаться в Германии, в основном из-за отсутствия других возможностей. Одно время число еврейских перемещённых лиц в Германии доходило до 200000.
Об истории еврейских перемещённых лиц в Мюнхене и его окрестностях рассказывает выставка, проходящая в настоящее время в Мюнхенском еврейском музее. Речь идёт о первой части двойной выставки, которая продлится до 17 июля. Вторая часть будет посвящена еврейской иммиграции в Германию после объединения страны в 1990 году. Поэтому выставка носит общее название «Евреи 45/90».
По словам директора музея Бернхарда Пурина, ирония истории заключалась в том, что именно в первые годы после Шоа в Баварии жило больше евреев, чем когда-либо до или после этого. Лагеря беженцев на юге Германии стали перевалочным пунктом для десятков тысяч евреев, переживших Холокост, которые были освобождены из немецких концлагерей. Многие пережившие Шоа пытались вернуться на родину, однако там они сталкивались с тем, что антисемитизм среди местного населения продолжал оставаться столь же сильным, как и в годы вой­ны во время немецкой оккупации.
Ещё одна горькая ирония истории заключалась в том, что евреи, пережившие тяжелые психические травмы и потерявшие родину, попадали в лагеря для перемещённых лиц, в которых еврейских и нееврейских беженцев, имевших одинаковое гражданство, вначале селили вместе. Это приводило к многочисленным конфликтам. В некоторых случаях нееврейскими соседями по лагерю оказывались бывшие надзиратели и люди, сотрудничавшие с нацистами. Только после энергичных протестов со стороны евреев американские оккупационные власти разрешили создавать чисто еврейские лагеря для перемещённых лиц. Один такой лагерь находился в Фёренвальде рядом с городом Вольфратсхаузен к югу от Мюнхена. Первоначально Фёренвальд был рабочим посёлком, созданным нацистами. Лагерю в Фёренвальде, который закрылся лишь в начале 1957 года и был одним из наиболее долго просуществовавших лагерей для перемещённых лиц, посвящена главная часть мюнхенской выставки.
Её кураторы использовали не только иллюстрации и фотографии, но и множество материальных свидетельств и объектов, которые были привезены пережившими Холокост с бывшей родины, изготовлены в лагерях для перемещённых лиц или предоставлены гуманитарными организациями. Именно эти повседневные предметы впечатляюще демонстрируют условия жизни беженцев.
В лагерях для перемещённых лиц царила жестокая нужда. Помощь из-за границы, прежде всего от гуманитарной организации ЮНРРА (Администрация ООН по оказанию помощи и реабилитации) и от Американского еврейского объединённого распределительного комитета (Джойнт) стала поступать не сразу. Однако пережившие Шоа нуждались не только в материальной помощи, но и в моральной, культурной и религиозной поддержке. О нужде и потребности в надежде наглядно свидетельствуют экспонаты, принадлежавшие «шеэрит ха-плета» («остаток спасённых»). Это название, взятое из 1-й книги Моисея (45:7), в его современном смысле было впервые использовано армейским раввином Авраамом Клауснером. Клауснер, который вскоре после освобождения прибыл в концлагерь Дахау, проявлял неустанную заботу о нуждах жертв. Поисковые списки переживших Холокост он озаглавил «Шеэрит ха-плета». Это название жители лагерей для перемещённых лиц в Баварии ставили на изготавливавшихся ими предметах еврейской домашней утвари. Например, штамп «Тоцерет шеэрит ха-плета бе-галут Германья» («Сделано остатком спасённых в немецком изгнании») стоит на ханукальных светильниках и блюдах для седера, изготовленных из простого фаянса, покрытого цветной глазурью. Однако эти экспонаты интересны не только обстоятельствами, при которых они были изготовлены, но и изображёнными на них мотивами и надписями. Так, на одной из пепельниц изображён пень, из которого растёт новый побег, что является намёком на Тору, которую также называют «эц хаим» («древо жизни», которое продолжает оставаться живым, даже после того как его срубили). Это изображение сопровождает надпись «Ламрот ха-коль Исраэль хай…» («Вопреки всему Израиль жив…»).
О том, насколько сильной была воля к жизни у спасённых, не в последнюю очередь свидетельствовал и уровень рождаемости. Ни одно еврейское сообщество в мире не росло в период с 1945 по 1947 год быстрее, чем в лагерях для перемещённых лиц в Германии, где за очень короткий период родилось более 2000 детей. Несмотря ни на что люди начинали заново строить свою жизнь и пытались найти своё место в послевоенном мире. Они ставили спектакли, исполняли музыку, в лагере в Ландсберге даже был снят фильм. Литературные общества, газеты и школы, в которых говорили и преподавали в основном на идише и иврите, помогали скрасить время в лагере и адаптироваться к новой жизни.
Сайт музея: www.juedisches-museum-muenchen.de