12-й год выпуска № 1 / 27 января 2012 | 3 швата 5772

Король поэтов и еврейско-немецкий язык

О том, как юный Иоганн Вольфганг фон Гёте учил идиш

Роланд Грушка

Личность короля поэтов Иоганна Вольфганга фон Гёте окружена множеством мифов и полуправд. Утверждают, что мальчиком он изучал идиш, а точнее – западный идиш (вариант идиша, распространённый в то время среди немецких евреев) и использовал его в своих произведениях. На западном идише, который возник в Германии в XI - XIII веках, во времена великого поэта существовала богатая и разнообразная литература, издававшаяся, например, во Франкфурте-на-Майне, Базеле, Амстердаме, Вероне, и поэтому его изучение делало честь такой универсально образованной личности, как Гёте.
В родном городе Гёте Франкфурте проживала самая большая на тот момент еврейская община в Германии. Между собой франкфуртские евреи разговаривали на западноидишских диалектах, которые они рассматривали как разновидность немецкого. Состоятельные евреи, которые ориентировались на образованную христианскую буржуазию, владели также литературным немецким и зачастую вели свою корреспонденцию на сильно приближённом к письменному немецкому идише, а позже – на литературном немецком с использованием древнееврейского алфавита. Образованные христиане обобщённо называли всё это «немецко-древневрейским языком», «еврейско-немецким языком» или просто «языком евреев».
Идиш неоднократно вызывал интерес Гёте, который называл его то «причудливым», то «зловещим», то «патетичным». В 1811 году в своей автобиографии «Поэзия и правда» Гёте рассказал, что ещё мальчиком пытался выучить еврейско-немецкий язык и использовать его в многоязычном эпистолярном романе. В книге, в которую семья Гёте заносила домашние расходы, есть запись о том, что 6 июня 1761 года некий «друг христиан» или в переводе на немецкий «кристфройнд» получил один гульден и 30 крейцеров в качестве гонорара за обучение Вольфганга «немецко-древневрейскому» языку. Речь шла об унтер-офицере Карле Кристиане Кристфройнде. Сохранившиеся в источниках скудные сведения позволяют предположить, что он и его отец были крещёными евреями. Во всяком случае, Кристфройнд всё ещё был достаточно хорошо знаком с еврейской средой, чтобы стать учителем Вольфганга. Отцу Гёте, наверное, и в голову не могла прийти мысль о том, чтобы пригласить для обучения своего несовершеннолетнего сына некрещёного еврея, даже если речь шла только об уроках идиша. В соответствии с общественными устоями того времени, подобные вещи были немыслимы для немецкой нееврейской буржуазии.
Поэтому с еврейской жизнью образованного читателя знакомили в основном протестантские теологи и люди, перешедшие в христианскую веру. Вот лишь три примера из длинного списка имён: крещёный еврей Готтфрид Зелиг, профессор древнееврейского языка в Лейпцигском университете, в 1767 году написал «Краткое и обстоятельное пособие для лёгкого изучения языка евреев». Учитель французского языка Карл Вильгельм Фридрих, тоже крещёный еврей, давал частные уроки идиша интересующимся христианам. В 1784 году он опубликовал обстоятельный учебник идиша, который и по сей день является ценным источником для специалистов по истории языка. Следует упомянуть и теолога Вильгельма Кристиана Юста Кризандера, опубликовавшего в 1750 году книгу по грамматике идиша.
Авторы таких книг охотно рекламировали практическую пользу знаний идиша, чтобы привлечь потенциальных читателей, к которым помимо учёных и теологов (в первую очередь тех, кто занимался миссионерской деятельностью среди евреев) относились также предприниматели, адвокаты и судебные чиновники, желавшие, например, научиться читать еврейские письма в оригинале. Возможно, подобными соображениями руководствовался и отец Гёте, когда решил обучать своего одиннадцатилетнего сына «еврейско-немецкому» языку, ведь он хотел, чтобы тот стал юристом. Гонорар, который он заплатил учителю, по тем временам был довольно скромным, однако если сравнить его с принятым тогда заработком домашнего учителя, то он соответствовал одному-двум месячным жалованьям. Очевидно, занятия продолжались всего нескольких недель, так как в книге домашних расходов больше нет никаких соответствующих записей.
Как позволяет предположить составленное тогда юным Вольфгангом двухстраничное «Руководство по немецко-древнееврейскому языку», его познания в этой области были весьма ограниченными: он научился писать на литературном немецком еврейскими буквами и пользоваться ими как цифрами, то есть получил самые элементарные знания, необходимые для чтения еврейских писем. Однако он не выучил грамматику или другие особенности разговорного идиша, которые, по крайней мере, в общих чертах, были описаны Зелигом, Фридрихом или Кризандером. Для Гёте, так же как и для его учителя и большинства его современников, идиш был всего лишь «испорченным», изобилующим древнееврейскими словами и писавшимся древнееврейскими буквами немецким, «беспорядочной» смесью, не поддающейся систематизированному преподаванию.
Неудивительно поэтому, что язык опубликованной после смерти Гёте гротескной «Еврейской проповеди» – это не настоящий идиш, а искусственная смесь франкфуртского диалекта и западного идиша с якобы идишскими словами и специфической манерой разговора, псевдоидиш, который использовался для издевательского изображения еврейских персонажей на немецких сценах того времени. Сама «Еврейская проповедь» была политически некорректным комедийным сольным номером, которым Гёте часто развлекал своих друзей. В ней говорится о том, что когда придёт мессия, он провезёт всех евреев через Красное море на спине своего огромного коня, а христиане, усевшиеся на хвост коня, упадут в море. Нечто подобное молодой Гёте прочёл в напечатанном в 1615 году антиеврейском полемическом сочинении перешедшего в христианство историка Дитриха Шваба.
По меркам своего времени Гёте был высокообразованным человеком. Однако его уровень знаний об идише и культуре немецких евреев был значительно ниже того, которого он смог бы достичь, если бы ознакомился с работами таких авторов, как Зелиг или Фридрих.

Профессор Роланд Грушка является специалистом по идишу и преподаёт в Высшей школе иудаизма в Гейдельберге