11-й год выпуска № 12 / 16 декабря 2011 – 20 кислева 5772

«Мне было стыдно признаться, что мне холодно»

Участники Молодёжного конгресса посетили мемориальный комплекс Бухенвальд

Гора Эттерсберг в Тюрингии, как и многое другое в Германии, имеет двойное значение в немецкой истории. Во-первых, эта обдуваемая ветром гора связана с именем Иоганна Вольфганга Гёте. Во-вторых, здесь находился один из самых страшных концлагерей нацистского режима – Бухенвальд. Уже вскоре после его основания в 1937 году он стал воплощением бесчеловечности. После «Хрустальной ночи» сюда поместили 10000 немецких евреев. Во время Второй мировой войны в лагерь на горе Эттерсберг и его внешние лагеря привозили на принудительные работы евреев из Восточной Европы, в том числе еврейских узников Аушвица. Среди погибших в лагере, общее число которых составило около 56000 человек, доля евреев была непропорционально велика по сравнению с их долей в общем числе узников, что было результатом целенаправленной политики СС по уничтожению евреев.
Утром в пятницу, 25 ноября, участники Молодёжного конгресса 2011 года приехали в мемориал Бухенвальд, чтобы почтить память жертв. Разделившись на группы, они совершили экскурсию по горе смерти. Бараки узников были снесены в пятидесятые годы, и сейчас взгляду предстаёт огромное голое безмолвное пространство. К сохранившимся постройкам относится в том числе и «кабинет врача», в котором под предлогом медицинского обследования выстрелом в затылок было убито 8000 советских военнопленных. Сохранился также и крематорий. Здесь посетители, в частности, узнают, что из-за перегрузки печей время сжигания трупов было сокращено с 60 до 20 минут на труп. Поэтому в пепле, который эсэсовцы сбрасывали в реку, оставались человеческие кости. Когда их нашли жители близлежащих мест, убийцы решили закапывать трупы в массовые могилы. При этом «арийских» мертвецов продолжали сжигать полностью, поскольку считали недопустимым, чтобы они лежали в одной массовой могиле c евреями.
Молодые люди слушают также рассказы об издевательствах лагерных охранников. О том, как эсэсовцы натравливали сторожевых собак на узников лагеря, в особенности на евреев. Узникам приходилось часами стоять на лагерном плацу даже в лютые зимние морозы.
Когда посетители собираются на траурный митинг в «Блоке 22», видно, что они глубоко потрясены. К ним обращается президент Центрального совета, д-р Дитер Грауман. К Бухенвальду у Граумана особое отношение. В апреле 1945 года здесь был освобождён его отец Саломон, перенесший голод и болезни. Судьба отца наложила неизгладимый отпечаток на президента ЦСЕГ, так же как и на других детей жертв Холокоста. «Для меня, – сказал Грауман молодым людям, – каждый день – день памяти Холокоста». Он также сказал, что заключительная черта под историей не может и никогда не будет подведена. Однако еврейская жизнь не может состоять только из скорби и воспоминаний. Сейчас важно построить в Германии постоянно обновляющееся, ориентированное на будущее еврейское сообщество и обеспечить ему надёжное существование. Поэтому, подчеркнул Грауман, его особенно трогает то, что он участвует в мемориальной церемонии вместе с представителями молодого поколения – поколения, которое олицетворяет еврейское будущее.
Присутствующие зажигают поминальные свечи и произносят Кадиш. Кантор поёт поминальную молитву «Эль Мале Рахамим». Церемония завершается пением «Хатиквы». Затем все возвращаются к автобусам. Там участники могут, наконец, согреться: это конец ноября, и на голой, обдуваемой ветрами горе Эттерсберг очень холодно. Хотя все замёрзли, однако никто не жаловался. В беседе многие признавались, что они не решались говорить об этих незначительных неудобствах. «Как я могу жаловаться, если знаю, что узники часами стояли там в лёгкой одежде и деревянных башмаках по щиколотку в грязи и снегу?» – говорит один из молодых людей. И, выражая мнение многих, добавляет: «Мне было стыдно признаться, что мне холодно».
wst